Сказки нашего времени

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сказки нашего времени » Отдел Абсолютного Знания » "Ох ты гой еси, добрый молодец!"


"Ох ты гой еси, добрый молодец!"

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Название эпизода: "Ох ты гой еси, добрый молодец!"
2. Действующие лица: Наина Киевна Горыныч, Дмитрий Хладомиров, Василий.
3. Краткое описание сюжета:  случайно повстречавшийся на исследовании уральской крепость Аркаим под Челябинском Максим Савельев, предложил Хладомирову устроить парня к себе практикантом и дал рекомендательную записку для заведующей музея Изнакурнож, в котором временно остановится новый будущий сотрудник, пока Макс утрясет бумажные формальности. Вот так с запиской наперевес, в коей написано "напоить, накормить и спать уложить", Димка явился на порог Избушки.   
4. Время и дата: 2 апреля 2007 года, около 17 часов вечера по Москве.
5. Очередь постов: Хладомиров, Наина Киевна, Василий.

Отредактировано Дмитрий Хладомиров (2012-04-23 04:24:56)

+1

2

"Умных судьба ведет, а глупых - тащит", - вспомнил Димка любимую поговорку матери, шагая от автобусной остановки, ведомый знаком судьбы в лице Максима Савельева, вернее его рекомендательной запиской, на обратной стороне которой был написан и даже начертан не только адрес, но и пути прохода в столь замечательное место, как Изнакурнож. Огневец размышлял, под звуки шутливой песни Канцлера Ги, действительно ли избушка будет на куриных ногах, или это просто "замануха" для молодежи, которые от здания под названием "музей" шарахаются в сторону пивного ларька?
Город Соловец, после Владивостока и, тем более, Питера, представился большой деревней городского типа, но, заглушив мысли о Тмутаракани известной пословицей -  "Москва не сразу строилась", парень потопал дальше. Он, наивный, ведь еще даже не представлял, что возможное в Соловце и не снилось столицам.
Сверяясь с адресом, пройдя несколько кварталов и поплутав вокруг площади, на которую, почему-то постоянно выходил, на какую улицу бы не вернул, в кой-то веки рыжий Димка выбрался на городской отшиб и дорогу, довольно сносную, но отродясь не видавшую асфальта. В мп3 плеере уже давно  села  батарейка, так что последние минут 40 быстрым шагом пришлось прогуляться в тишине, наполненной "пением" парочки ворон. Благо, насекомыши еще не проснулись, а то комарья-то тут небось - завались и тележка.
Наконец, старая табличка на престарелом столбике сообщила о то, что Хладомиров, слава всем известным богам, добрался до нужного места. Повернув на широкую, проезженную, тропу, вышел из-за поросли деревьев особо крупного размера на поляну и охнул. Перед ним была избушка. Та самая избушка, о которой он читал еще в начальных классах на уроках чтения.
"Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда!"
Однако, с адресом, размашисто выведенным на записке твердой рукой Савельева не поспоришь, поэтому озираясь и приглядываясь, словно и правда в музее, Димка осторожно прокрался к тяжелой дубовой двери бревенчатой хижины. Но постучать не успел...

+2

3

Орал петух. Нет, ничего необычного в этой птице безусловно не было, если бы не их многолетняя война с бабкой. Наина Киевна понятия не имела - на кой ляд это пернатое чудовище облюбовало себе именно двор ее Изнакурножа, да и разбираться не хотела. В лесу таких певунов не водилось, а Горыныч, как и всякая другая нечисть, пусть и вставшая на путь исправления, недолюбливала петушиный крик просто по определению. Надо ли говорить, что его радостное "Ку-ка-ре-ку", поднимавшее старуху с теплой постели ни свет ни заря, доводило Наину Киевну до белого каления. Она не раз грозилась поймать вредную птицу и отправить в суп, насылала на его голову с красным гребешком страшные проклятия, и даже, пару раз, метала в него маленькие молнии. Но петух оказался хитрой и изворотливой тварью, никогда не высовывался, когда бабка была рядом, зато издалека издевался над несчастной по полной. А сегодня вообще оборзел до крайности, принявшись орать посреди бела дня, отчего у Горыныч, хлопотавшей над дымящимся котелком с каким-то отваром, целый пучок полыни выпал из рук, ошпарив бабку горячими брызгами. А после и вовсе раздался оглушительный хлопок, вверх взметнулся столб голубоватого огня, едва не оставив Наину Киевну без растительности на лице, а котелок развалился на четыре части, образовав посреди горницы небольшую лужицу, которая едко воняла. Старуха зарычала и, подхватив осколок горшка, шмыгнула к окошку, припоминая всех известных ей леших. Но от метко брошенного черепка петух увернулся, взлетел на забор и насмешливо свесив голову на бок, следил за беснующейся старухой. Но Горыныч была настроена воинственно. Подхватив ухват, она дернула на себя ручку двери, вылетая на крыльцо:
- Ах ты мерзость болотная. Чтоб тебя волки задрали. Вот ужо попадись мне - ощиплю и съем, и до печи не донесу, - воинственно потрясая в воздухе ухватом, бабка вполне напоминала первобытного дикаря какого-нибудь заморского племени, а лицо, вымазанное в саже, только дополняло этот образ. В запале Наина Киевна не сразу заприметила паренька, сидевшего на земле у крыльца. Очевидно она сбила его с ног, резко отворив дверь. Но когда это Горыныч признавалась в своих ошибках?
- А ты кто такой? - выставив вперед ухват, поинтересовалась она, - и чего забыл тут?

+3

4

Утро началось для Василия паршиво. Или лучше будет сказать — паршиво, что оно вообще началось.

Следуя заведенным у всех на свете уважающих себя котов обычаям, Васька, как и полагается, с утра дрых на заборе, досматривая свой одиннадцатый по счету сон. Сон был чудесным: во сне кот гонялся за Наиной в образе скрюченной ревматизмом старой мыши, то и дело загонял её под печь и напевал при этом старинную французскую народную песню. Почему-то, правда, на бурятском языке, — Наина громко ругалась, сердито трясла серыми ушами и грозилась изжарить Ваську в печи, когда тот проснётся.

И вдруг сон превратился в суровую реальность.

Услыхав зычный голос старухи, обещающий кому-то скорую гибель, — спросонок Васька было даже решил, что этот «кто-то» он сам и есть, — кот подпрыгнул на полметра вверх, тонко, жалобно мяукнул и, чиркнув когтями по воздуху, кульком шмякнулся на землю. 
«Ох, батюшки родные, убивают, — Васька потрогал передними лапами голову, машинально пересчитав перед глазами звездочки-снежинки. — Три, да три, да ещё пять... Ну, жив, что ли?»
С перепугу несчастному коту причудилось, что это не он упал на землю, а об него самого что-то хорошенько треснулось. Например, небо. Но, поразмыслив немного, Учёный вспомнил — нет, не из этой оно сказки, падающее небо-то. Да и до конца света ещё далековато, чай, не ошиблись индейцы майя в расчётах своих колдовских.
— Что ж ты раскаркалась-то с утра пораньше, карга старая! — громко возмутился кот, вскарабкиваясь обратно на забор и приглаживая помятую шкуру. Он было ещё что обидное думал ляпнуть, да так и замер с открытой пастью, углядев перед Избушкой парнишку с рыжей гривой.
— Hallo, lieber Gast, — неуверенно промяукал Василий. И тут же досадливо сплюнул, поправив сам себя: — В смысле — наше почтенье вашему сиденью.
«И откуда прут, ироды окаянные. Сметаной им, что ли, намазано», — украдкой вздохнув, кот потер ноющую после падения спину.

Отредактировано Василий (2012-05-01 21:46:27)

+2

5

"Все чудесатее и чудесатее", - заметил самому себе рыжий, вздрагивая от пронзительного петушиного крику. У птицы явно сбились биологические часы... а потом сбился и сам Димка, вернее шарахнулся от распахиваемых наружу дверей. Не рассчитав угол падения, аккуратно приземлился на пятую точку между развесистым кустом дикого хрена и не менее разросшимся на приволье лопухом.
"С пОнтом под зОнтом, сам в лопухах", - еще одна пословица из маминого списка. Восседая на травке, живописный раскосый "натюрморт", приправленный хреновыми листьями в собственном соку, снизу вверх взирал на гневную бабусю с ухватом. Грозное, между прочим, оружие. Не зная, как приветствовать представителя племени тумба-юмба, окопавшегося в русской глубинке, Хладомиров ошарашенно хлопал черными длинными ресницами, которым бы позавидовал Макс-фактор и ряд девчонок с четвертых парт аудитории в его вузе.
- А ты кто такой? И чего забыл тут?
"Вот так встречают юристов добропорядочные граждане. Привыкай".
-Зд...добрый вечер. Горыныч, Наина Киевна здесь проживает? Тут уведомление...
— Что ж ты раскаркалась-то с утра пораньше, карга старая!
Голос с забора, на котором окромя кошоевского особо крупных размеров личностей не примечено, снова заставил вздрогнуть огнеца.
"Так я скоропостижно скончаюсь... преждевременно".
— Hallo, lieber Gast, наше почтенье вашему сиденью.
Наверное парню была бы гарантирована экскурсия в Степана-Скворцова, не будь он сам кровей непростых, заковыристых, и не расскажи ему Макс о Изнакурнож. Хоть в двух словах, но глаза подтвердили полученную информацию.
Тут же подскочив, Александрович быстро отряхнулся и учтиво кивнул коту в ответ на приветствие.
- Guten abend, Herr Kater*, - правда на этом знание немецкого у отдельно взятого юриста и заканчивалось, видимо от неожиданности в памяти всплыло. Снова вернув взгляд на боевую ведьму, уж подозрительно напоминавшую бабку Таисю, подошел поближе, и протянул записку.
-Максим Савельев, сотрудник отдела Смысла Жизни, прислал.

___________
*Добрый вечер, господин кот

+2

6

- А ну цыц, мешок с шерстью. Не то в погребе запру - будешь мне там просо с пшеницей перебирать, - Горыныч цыкнула на кота, нагло устроившегося на заборе и оглядела территорию. Петух, едва завидев свою противницу в непосредственной близи, тут же слинял куда-то в кусты и теперь торопливо жаловался о чем-то соседским курам, очевидно припоминая всю свою нелегкую петушиную жизнь с тех самых пор, как он был еще яйцом.
Встав в позу "сахарница" - уперев руки в бока, при этом умудрившись не выпустить из заскорузлых пальцев ухват, ведьма изображала из себя генерала, ведущего войска на решающую битву. Правда войск то тех было - петух-диверсант, кот с прогрессирующим склерозом, да пара мышей в подполе. Однако Наина Киевна смерила рыжеволосого таким взглядом, словно за ее спиной собралась многомиллионная армия.
- Ну, допустим что здесь. И чаво? Что ты мне свою филькину грамоту под нос суешь? Мало ли кто там тебя куды послал. Я то здесь при чем? - заворчала она, вытирая лицо краем фартука, отчего на белоснежной ткани тут же образовались черные разводы. Однако любопытство, а еще больше - употребление парнем загадочного слова "уведомление" пересилили, и старуха схватила протянутую бумажку, уткнувшись в нее едва ли не носом.
- Энто какой - такой Савельев? Не знаю такого? Ах, Максим Харлантиевич, - по лицу Наины Киевны пробежала тень догадки, но она тут же снова нахмурилась, - А чего это твой Савельев тут раскомандовался? Здесь, между прочим, музей, а не постоялый двор. И с каких таких караваев, я должна на подответсвенной мне территории всяких первых встречных селить? А вдруг ты не чистоплотный? А вдруг умыкнешь чего - а мне отвечать, а? - она еще хотела чего-то добавить, как вдруг из двери в избу повалил едкий дым и запахло гарью. Горыныч всплеснула руками и с криками "Пожар!!! Горим, батюшка!!! Там диван!!!" - метнулась  внутрь, уронив на пороге ухват.

+3

7

Крик старухи успешно долетел до забора. Слинявший было в кусты петух высунулся обратно и с вопросительным «о-кок» наклонил голову, уронив набок невзрачный гребень, словно недоумевая, чего на этот раз учудила боевая бабка.
Василий же во второй раз кубарем полетел с забора, но теперь уже, как и полагается, приземлился прямёхонько на все четыре лапы. Чёрная шерсть его вздыбилась на загривке, жёлтые глаза сверкнули бедовым дьявольским огнём. Подняв хвост, словно боевое знамя, котище взвыл нечеловечьим голосом на всю округу:
— Сказки мои! Погибнут, пропадут!
Спружинившись всем телом, Васька оттолкнулся от земли и в один прыжок преодолел расстояние от забора до крыльца, упав большой тёмной кляксой аккурат под ноги юристу. Запамятовав встать на задние лапы, он подергал парня за штанину. Острые когти вцепились в ткань, грозя оставить от неё одни лоскуты. Запрокинув голову, Учёный раскрыл пасть и выпалил скороговоркой на одном дыхании:
— Утка крякнула, берега звякнули, море взболталось, вода всколыхалась! — кот сердито распушил усы, кивнув Димке на дверь: — Встал чего? Помогай, коли жить здесь собрался!
С этими словами Васька бросился Наине под ноги и скрылся в Избе. Глаза тут же заслезились от едкого дыма. Вперемешку раздалось злое мяуканье и обрывки ругательств на трёх с половиной языках. Шипя, словно десяток гадюк, кот на ощупь умудрился разыскать в плотном угарном чаду деревянную лавку и юркнул прямиком под неё, надеясь спасти драгоценную книгу с остатками своей мудрости.

Отредактировано Василий (2012-05-15 17:15:50)

+3

8

Старуха, с каждым словом еще больше напоминавшая вредную шаманку настолько, что впору потереть глаза и пойти к психиатру проверятся на диагноз "мания преследования", явно не радовалась свалившемуся на ее голову протеже упомянутого Максима Харлантьевича. Наверное это препирательство длилось бы еще дольше и бабка-таки выгнала рыжего своим грозным ухватом (между прочим, холодное оружие... в руках бабки-то), не случись непредвиденное.
— Сказки мои! Погибнут, пропадут!
От второго или третьего за прошедшие полчаса окрика несчастный будущий колдун чуть снова не приземлился между уже облюбованных кустиков, ибо такой ор, как свист Соловья-разбойника, и Терминатора с ног свалит, не то что тщедушного огнеца.
Едва увернувшись от когтей здоровенного котища, а то бы тот не только штаны, а и ногу украсил глубоким шрамированием, Димка слегка растерянно хлопнул глазами, пытаясь найти поблизости нечто похожее на водоем, колодец или хотя бы лейку. Сие было бесполезно, а нырнувших в очаг возгорания хозяйку и пушистую живность надобно спасать. Спасать надобно, говорю!
Словно очнувшись от громких ругательств из Избы, забыв про так и не найденный источник воды, метнулся следом, ведь огневец же, вот и надо пользоваться моментом, заодно и Горыныч, может, суровость поумерит.
Посередь горницы горели не только доски пола, но и ближайшая лавка, и пламя, словно тварь ненасытная набрасывалось на лакомство производства древостружочного комбината имени Лукоморья. Рыжий засучил на ходу рукава и буквально сунул ладони в огонь, гладя голодные языки и усмиряя их, приручая, успокаивая и принуждая отступать. Вскоре огонь покорно утих, оставив после себя некоторые разрушения музейного инвентаря и горячие расплавленные куски железа, которые еще недавно являли собой котелок.
Хладомиров, уставший аки альпинист на Эльбрусе, хлопнулся задом на ближайшую недоеденную пожаром лавку и замучено улыбнулся, оттирая капельки пота со лба. Все же использование дара сильно изматывало парня.
- Все ... целы? - сипло поинтересовался юрист, облизнув пересохшие губы.

Отредактировано Дмитрий Хладомиров (2012-05-24 17:01:37)

+2


Вы здесь » Сказки нашего времени » Отдел Абсолютного Знания » "Ох ты гой еси, добрый молодец!"