Сказки нашего времени

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сказки нашего времени » Отдел Линейного Счастья » "Все мы наивные материалисты"


"Все мы наивные материалисты"

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

1. Название эпизода: "Все мы наивные материалисты"
2. Действующие лица: Кристобаль Хунта, Ариетта Мелди, Дмитрий Хладомиров
3. Краткое описание сюжета: директор НИИЧАВО Янус Полуэтович Невструев как-то с утреца пригласил к себе в кабинет Кристобаля Хозевича, дабы поведать о неспокойной атмосфере в районе городка. Поскольку нынче перед магистром в кресле восседал вариант Януса под литерой "У", явно дождичком дело не обойдется.
4. Время и дата: 1 апреля 2009 года, относительное утро (11 часов по МСК)
5. Очередь постов: Хунта, Мелди, Хладомиров (о времени вступлении и эпизод будет сообщено)

0

2

Кристобаль Хунта был заинтригован. И это ещё мягко говоря. Бывший великий инквизитор ощущал настоящий охотничий азарт – сродни азарту движущейся по следу собаки, и даже лёгкое раздражение вследствие того, что вызов к директору НИИЧАВО прервал очередной эксперимент первостатейной важности (Хунта опять пытался кого-то опередить), оказалось смытым этим ощущением погони за неизведанным.
Утро первого апреля началось не как обычно – если считать в порядке вещей все эти традиционные первоапрельские розыгрыши.
Поскольку розыгрышем здесь и не пахло.
Шутить с движением времени – из прошлого в будущее для нормальных сотрудников НИИЧАВО, и vise versa* для самого У-Януса – было совершенно не в духе Януса Полуэктовича. Напротив, Невструев безмерно уважал сию тонкую материю и относился к ней с глубокой ответственностью, и не было ещё случая, чтобы директор НИИЧАВО кого-либо разыграл, предсказав нечто такое, что не имело бы места на самом деле.
Впрочем, Янус Полуэктович вообще не увлекался предсказаниями, приоткрывая перед сотрудниками НИИЧАВО завесу ближайшего будущего только в тех случаях, когда без этого действительно невозможно было обойтись.
И самое главное – У-Янус был весьма скуп на подробности, по-видимому, желая оказывать как можно меньшее влияние на выбор сотрудниками одной из всевозможных альтернатив ближайшего обозримого будущего.
Можно было сколько угодно задумываться над тем, как всё это состыковывалось с его личным движением в обратном направлении мировой линии из будущего в прошлое, и как происходило, что выбиралась именно та альтернатива, в которой существовал У-Янус – тем не менее, сегодняшнего поручения это не отменяло. Кристобаль Хунта побарабанил по подоконнику изящными тонкими пальцами, подытоживая впечатления. Известно: координаты прибытия – в лесу, неподалёку от Соловца. Задание: найти, приветить, встретить, обустроить на новом месте и доложить. До полуночи и после полуночи. Случайная обмолвка У-Януса, будто бы этот гость имеет какое-то отношение к исследуемой Я.П.Невструевым проблеме параллельных пространств и миров. И голос – мощный, ровный, как у джеклондоновских капитанов...
Между тем – приходила пора отправляться. Развернув на нужной странице топографическую карту Соловца и прилегающих к нему окрестностей, Кристобаль Хозевич прикинул направление и расстояние трансгрессии и отправился к месту назначения. Стены института разбежались куда-то в стороны, унеслись вдаль, сменившись высокими кряжистыми деревьями Соловецкого леса.

________________________________________________
* vise versa (лат.) – наоборот

+1

3

Начало игры

-Нет боли, нет зла..
Отзвучали последние слова песни, но девушка не торопилась открывать глаза. Всё-таки на эту песню она поставила слишком много, и было бы невыносимо просто понять, что у неё ничего не получилось. Говоря откровенно - она попросту испугалась возможного неблагоприятного исхода. "Пожалуйста... Пожалуйста... Хоть бы у меня получилось. Я не хочу. Я не хочу стать рабыней у того мерзкого человека" - Ариетта поёжилась и, глубоко вздохнув, открыла глаза. Первым, что ей попалось в поле зрения, был пол. Каменный пол из не особо ровных блоков, покрытый тонким слоем соломы. Пол её тюремной камеры. Девушка с трудом подавила стон разочарования, поняв, что она не смогла никуда сбежать. Что она по-прежнему в тюрьме, в своём мире, где наутро она станет рабыней. "Я лучше убью себя" - подняв с мрачной решимостью взгляд, девушка вздрогнула, заметив в камере кое-что необычное. Прямо посреди стены появилась дверь. И какая дверь! Абсолютно гладкая на ощупь, немного прозрачная, хотя разобрать, что за ней, не удавалось, с необычной ручкой, вырезанной из металла так, как не смог бы ни один самый искусный кузнец. А уж про гладкость этой ручки и говорить нечего. И открывалась она странно - вместо того, чтобы отодвинуть нечто, напоминающее засов, Ри минут пять крутила ручку туда-сюда, пока не почувствовала, что при нажатии на эту ручку она вполне нормально двигается. Опустив её до упора, девушка столкнулась с новой проблемой - дверь никак не хотела отъезжать в сторону. Разозлившись, она пнула вставшую на её пути к лучшему миру преграду и дверь на удивление поддалась, распахнувшись наружу. И открывая новый вид. Обычная лесная полянка, с голубым небом, жёлтым солнцем в небе и деревьями, высящимися вокруг. "Это куда лучше, чем стать рабыней или умереть" - постояв пару секунд на пороге, девушка, тяжело вздохнув, сжала кулаки и шагнула внутрь.
Первым впечатлением было, что Ариетта попала в Ад. Несмотря на то, что обстановка вокруг казалась райскими кущами, после первых же двух шагов девушка почувствовала неладное. Причём почувствовала в самом что ни на есть прямом смысле этого слова. Сначала она даже не поняла, что не так, но потом острый резкий запах чего-то крайне неприятного резанул ей в нос. "Что это? Боже, куда я попала?" - запаниковав, девушка повернулась, чтобы поспешить вернуться обратно, и разочарованно застонала - прямо на её глазах дверь, уже потерявшая свой объём, медленно растаяла в воздухе. "Господи, что здесь случилось? Неужели произошла какая-то катастрофа?" - зажав свой нос и стараясь дышать через рот через узенькую полоску между губами, она неторопливо огляделась. На первый взгляд всё вроде бы было нормально, но всё равно запах, царящий здесь, вызывал ощущение, что она скоро отравится. В какой-то момент девушке даже почудилась тошнота и сильная слабость в ногах, но привалившись спиной к дереву, она поняла, что это лишь последствия её разыгравшегося воображения. А минут через пять она даже рискнула задышать носом и, хотя запах никуда не делся, Ариетта сообразила, что всё не так плохо. Оставалось определить, куда она попала, и как ей теперь быть. Всё-таки одна, вдали ото всех, в месте, в котором, возможно, даже людей других нет... "А вдруг местная пища будет для меня ядовита, как и запах?" - блондинка на миг поёжилась, и в следующее мгновение прижалась к дереву - прямо посредине поляны появилось какое-то марево, а в следующую секунду проявился человек. Вскрикнув, она метнулась под защиту деревьев, прекрасно помня тех магов, которые интересовались ей как с практической, так и с чисто физической точки зрения. Каждый раз ей удавалось от них сбежать лишь чудом, поэтому и сейчас она не ждала от них ничего хорошего.

Отредактировано Ариетта Мелди (2012-04-30 02:23:16)

0

4

Испуганный девичий крик, ударивший в уши сразу же после завершения трансгрессивного перехода, смущал, озадачивал и ни в коей мере не вписывался в ожидаемую картину. Ладно, допустим, Янус Полуэктович оговорился – гостья вместо гостя – либо же намеренно не стал уточнять, предоставляя возможность дойти до этого самостоятельно. Кстати, ради исключения ошибки, не мешало бы убедиться, что помимо испуганной блондинки в ближайших окрестностях никого не наблюдается.
Оставался вопрос: чего она могла испугаться? Похищающий студенток снежный человек был выдумкой Мерлина и гражданки Горыныч, от проснувшегося по весне голодного медведя можно было без помех отмахаться магией, а сам Хунта вот уже более полувека вгонял в страх молоденьких ведьмочек исключительно во время экзаменов.
Другое, всё-таки, сейчас было время. Давно не Средневековье.
«Старею. Теряю форму» – подумал он про себя, направляясь к поваленному стволу, деликатно потыкал тросточкой – не трухлявое ли? – прежде чем использовать бревно вместо сидения, и раскурил кубинскую сигару. Магическая искра промелькнула между пальцами и погасла, едва успев исполнить своё предназначение.
В сторону девушки Хунта старался не смотреть. Последнее дело (и то ещё удовольствие – в обратном смысле этого слова!) – это гоняться за испуганным человеком, когда всё, что от него нужно – это только поговорить. Лучше всего сделать вид, будто вплотную занят каким-то делом – причём это дело ни в коем случае не должно возбуждать страх, а только лишь любопытство. Ну, может быть, любопытство, смешанное с возмущением – сейчас все помешались на непримиримой, бессмысленной и беспощадной борьбе за этот, как его там, здоровый образ жизни, и даже НИИЧАВО не обошло это новомодное поветрие – так что моральный облик сотрудника НИИЧАВО, бессовестно трансгрессирующего в лес, чтобы устроить там перекур в рабочее время, с большой вероятностью должен был спровоцировать праведное возмущение у этой вот практиканточки – если, конечно, она действительно была тем самым человеком, встречу которого поручил Хунте Янус Полуэктович.
И если она действительно имела что-либо против курения.
«А хорошо-то как в весеннем лесу!..» – неожиданно для себя подумал вдруг жёлчный «сухарь» Кристобаль Хозевич, задрав кверху голову и любуясь вековечными соснами. В последний раз лирическое настроение находило на него ещё в прошлом, две тысячи восьмом по счёту году, аккурат в день выпадания первого снега.

Отредактировано Кристобаль Хунта (2012-04-30 11:29:51)

+1

5

-Ха... Ха... - тяжёлое дыхание девушки разносилось по всему лесу. По-крайней мере именно так ей казалось после пяти минут панического бегства. Именно паника была причиной того, что Ариетта сейчас стояла, прижавшись спиной к дереву и пыталась унять бешеное сердцебиение. А так же тяжёлое дыхание - во время бегства она не задумывалась о том, чтобы правильно дышать и сохранять силы для дальнейшего, поэтому и находилась в довольно-таки плачевном состоянии сейчас. "Может, спеть что-нибудь?"  - подумала она, прижимая тыльную сторону ладони ко рту, чтобы вести себя хотя бы чуть-чуть потише, но быстро разочаровалась в этой идее - "если этот маг прибыл сюда сразу, как на полянке появилась я, то по песне он меня наверняка заметит". О том, что её можно будет заметить по песне не только в магическом плане, но и в плане того, что она, что вполне естественно для девушки, искренне любящей петь, исполнять её будет громко, со вкусом, мелодично и хорошо поставленным голосом, Ри не думала. Эта мысль ей вообще не пришла в голову. "Что же делать? Если я буду просто так стоять на месте - он меня найдёт! Он точно меня найдёт! Что делать, что делать, что делать!" - девушка беспомощно огляделась вокруг, чувствуя, как паника снова начала подниматься внутри неё. Справиться с ней оказалось не так-то легко, но она вполне успешно с этим справилась и присела на выступающий из-под земли корень, чтобы обдумать происходящее. По всему выходило, что картина ну уж очень безрадостная. Сильный (а только сильные маги могут перемещаться в пространстве) маг, который пришёл за ней, и который может отследить любое её магическое проявление, сам по себе ещё не был большой проблемой, но вот то, что происходит это вовсе не в родном мире, где она вполне успешно могла отсидеться где-нибудь в глубине леса, в течение пары дней не выходя к людям и питаясь тем, что сможет добыть, весьма её угнетало. Что уж говорить о том моменте, когда девушка вспомнила свои размышления насчёт того, сможет ли она нормально здесь питаться, и не протянет ли ноги, отравившись чем-нибудь? Да вот хоть теми же ягодами, призывно поблёскивающими в траве. Помотав головой, блондинка решила не рисковать и не пробовать столь похожие на обычную для неё кислицу ягоды, и продолжила раздумывать дальше. По всем параметрам прогноз выходил неутешительный. Без знания мира, без возможности безбоязненно что-либо съесть, со страхом отравиться, попробовав что-нибудь самостоятельно без возможности нормально это вылечить, в незнакомом лесу она не выживет. попытаться пройти лесом и выйти к людям так же означает риск не только налететь на агрессивных местных животных, но и на людей, которые так же будут к ней враждебно настроены. От мысли о том, что с ней сделают местные разбойники, если она на них натолкнётся, девушка поёжилась. "Что-то мага этого не видно и не слышно. Я что, ему не интересна?" - раздражение мигом поднялось и вымело прочь все остальные мысли, и Ариетта, поднявшись, скользнула сквозь лес так, как умеют только опытные путешественники. Дитя Средневековья, выжить до сих пор при всей своей завлекательности она просто не смогла бы при всём своём желании, если бы у неё отсутствовали нужные навыки, поэтому по пути к полянке под ногой у неё немного хрустело лишь первые две минуты, а потом она вполне себе приноровилась и больше таких ошибок не допускала. Выбравшись на поляну с другой стороны "я заблудилась в лесу? Позор!", девушка осторожно выглянула из-за дерева, за которым пряталась, и внимательно осмотрела поляну, после чего нырнула обратно за дерево, обдумывая увиденное. "Это что, он даже и не думал за мной гоняться? Да и одет он необычно, даже у королей нет настолько хорошо пошитой одежды" - девушка смущённо потеребила собственноручно вышитую юбку, которая красовалась обилием швов и несколькими заплатами - "Может он не маг? Но кто тогда мог появиться здесь с помощью магии ни с того ни с сего ровно в тот момент, когда здесь появилась я? Нет, он точно маг. Совершенно точно, никаких сомнений." - поразмышляв ещё немного, девушка тяжко вздохнула, прекрасно понимая, что не протянет долго без чьей-либо опеки, и, решив, что в этот раз лучше шагнуть в неизвестность, чем бороться с судьбой и протянуть ноги, вышла из-за деревьев, остановившись на краю полянки и смущённо теребя юбочку, опустив взгляд на землю.

0

6

Тихие, осторожные шаги послышались совсем с противоположной стороны, чем ожидал Кристобаль Хозевич. Хунта повернул голову и в течение нескольких секунд, прищурившись, с любопытством рассматривал совершенно незнакомую ему девушку, одетую по неизвестной ему молодёжной моде, почему-то подсознательно ассоциирующейся у бывшего инквизитора с рекламой «Билайна». Светлые волосы, смущённый вид – ну просто ангел во плоти... «Она или не она?»
Если подходить к исследуемому вопросу с чисто математическими выкладками, Кристобаль Хунта не мог быть даже уверен, что это была именно та девушка, что бросилась от него в лес. С равной вероятностью она могла как возвратиться, сделав круг по лесу, так и оказаться сестрой-близнецом (или ещё кем-нибудь понеобычнее) сбежавшей. «Не из-за этого ли ею так заинтересовался У-Янус?»
– Здравствуйте! Как поживаете? Позвольте представиться: меня зовут Кристобаль Хунта. Хорошая сегодня погода, не правда ли? Не возражаете, если я закурю? – сразу же после того, как произнёс все необходимые этикетом словесные формулы, вежливо поинтересовался Хунта. Собственно говоря, он уже курил, однако воспитанный человек, в отличие от невоспитанного, всегда спрашивает некоторые вещи, несмотря на явную нелогичность такого вопроса. – Вы как там? Легко сюда добрались?
Как незнакомка попала сюда – это был отдельный вопрос. Определённо, что не на транспорте приехала, иначе бы её не высадили здесь, прямо посреди леса. И не пешком: одежда и обувь выглядели относительно свежими, как после короткой пробежки по лесу, а не многочасового пешего тура – но как раз это-то было и объяснимо. Добиралась своим магическим ходом, только не смогла правильно рассчитать расстояние и направление трансгрессии? Что ж, это значительно больше походило на истину. «Вот только откуда об этом узнал У-Янус?»
– Вы, должно быть, первый раз у нас в Соловце? – Хунта попытался разговорить девушку, в то же самое время теряясь в догадках: кто она такая? та вообще или не та, из-за которой его направил сюда У-Янус? и какие научные дела, связанные с этой пичугой, могут заинтересовать самого директора? Самое простое и очевидное объяснение – что координаты времени и места появления пришелицы, полученные Хунтой от Я.П.Невструева, оказались известными последнему только потому, что впоследствии о них доложил ему сам Кристобаль Хозевич – почему-то не пришло Хунте в голову (нелюбовь Кристобаля Хунты к задачам с существующими решениями также имела свои неудобства).

+1

7

Когда мужчина заговорил в первый раз, девушку пробрала оторопь. Первой причиной было то, какой у него оказался голос. Нет, вовсе не чарующе-завлекательный, который любую девушку заставляет краснеть и беспомощно замирать, прислушиваясь к пропускающему удары сердцу. Дело было в другом - этот голос был властным. Человек, что сейчас сидел перед ней и мирно курил трубочку, привык повелевать даже больше, чем короли. По-крайней мере, Ариетте показалось именно так, а вместе с тем она едва-едва удержалась, чтобы не упасть на колени и склонить перед ним голову. Второй причиной оказалось то, что с ней говорили мирно и в какой-то степени даже мягко. То есть совершенно не подходяще образу злобного мага, пытающегося захватить и поработить её. "А я уже успела себе напридумывать невесть что" - с горьким раскаянием подумала девушка, ещё ниже опуская голову и чувствуя, как постепенно начинают предательски гореть щёки - "А он оказался приличным человеком... Стыыыдно!". А вот третья причина оказалась куда более существенной. Дело было в том, что Ри абсолютно не смогла понять, что ей говорят. Язык, на котором он говорил, ей был незнаком чуть более, чем полностью - она не могла даже различить отдельные слова.
-Простите... Я вас не понимаю... Где я? - с отчаянием в голосе воскликнула она, с ужасом представляя всю широту очередной проблемы, разверзшейся перед ней - Я попала в тюрьму и сбежала в другой мир, потому что я не хотела становиться рабыней... Ариетта Мелди - девушка коснулась ладонью груди, представляясь и надеясь, что хотя бы язык жестов, подкреплённый её голосом, поможет понять и её - Куда я попала? Что со мной будет? - она сделала пару шагов, приближаясь к мужчине и кусая губы, чтобы не разрыдаться - то, что до сих пор держало её в напряжении, пропало от этого отношения к ней. Как к обычному человеку, не объекту вожделения, не фоновому шуму, не вещи, которая помогает завлекать больше посетителей, и не подопытной крыске, которая поможет продвинуться в магических опытах. Поэтому нет ничего удивительного в том, что до сих пор натянутые до предела дрожащие нервы наконец-то расслабились, и девушку начало вполне ощутимо потряхивать. Смахнув невольные слёзы, девушка слабо улыбнулась
-Господин маг, пожалуйста, сделайте так, чтобы я выучила ваш язык.

+2

8

Девушка наконец-то заговорила. Вслушиваясь в её взволнованную эмоционально-сбивчивую речь, уже спустя несколько фраз Кристобаль Хунта с удивлением ощутил, что ни слова – que le lleve el diablo!* – не разбирает из её речи. Бывший инквизитор недоуменно приподнял бровь: ничего, подобного такому языку, ему не доводилось слышать ни разу в жизни. Здесь уже приходилось полагаться только на жесты и на интонацию, и Кристобаль Хозевич смог только уловить, что будто бы она чего-то боится. Как будто бы кто-то её преследует – точней говоря, преследовал, поскольку кроме них в окрестностях этого леса обитала по-вешнему разнеженная тишина.
Вдруг где-то сбоку в кустах что-то хрястнуло, закачалась ветка. Одним быстрым движением, Хунта вскочил, словно распрямляющаяся пружина, во мгновение ока огляделся по сторонам, и уже был готов использовать трость вместо шпаги (настоящие, увы, оставались в данный момент недоступными, запертыми за несколько верст отсюда в его кабинете). Почти сразу же с соседней ветки сорвалась птица, за ней – другая, и тогда Кристобаль Хозевич опустил трость, устыдившись, ибо никакой опасности не было – два грача поцапались между собой за право на территорию. Кто бы ни преследовал светловолосую девушку, говорящую на неизвестном языке, он должен был сейчас находиться совсем в другом месте, и далеко отсюда.
Зажав трость под мышкой, Хунта материализовал цветной фиолетовый маркер и большой лист белой бумаги, словно из альбома для рисования. Развернувшись в пол-оборота, чтобы девушка смогла наблюдать за тем, как он рисует, Хунта разделил альбомный лист узкой пунктирной линией на две равные части. Две тонких окружности должны были изображать их мир и тот, откуда прибыла эта девушка (вот когда пригодилось соображение о том, что Янус интересуется параллельными мирами). Там, где миры разъединяла пунктирная линия, он нарисовал соединявший их широкий пунктирный коридор, а в нём – дверь. «Уж хотя бы это она должна бы узнать». Хунта ещё раз жирно обвёл дверь между мирами и принялся заполнять рисунками свою сторону. Вот несколькими зелёными елками была обозначена поляна, на одной стороне которой появился человечек в желто-черном платье (из экономии времени Хунта изменял цвет маркера на лету), на другом – ещё один человечек в чем-то брючно-коричневым, недалеко от поляны, в верхнем углу бумажного листа, размещалось светло-серое двухэтажное здание, помеченное «НИИЧАВО». Рядом со зданием стояли директор сего чудного заведения Я.П.Невструев в количестве двух экземпляров (один грустный, другой весёлый) и радушно улыбающийся Федор Симеонович с корзиной только что наколдованной «антоновки». За сорт, впрочем, Кристобаль Хозевич не мог поручиться – мало ли на свете пёстрых красно-желтых яблок. В нижнем углу листа скромно переминался с одной кур.ноги на другую дом-музей и памятник Соловецкого зодчества Изнакурнож...
На Хунтиной половине листа закончилось место и он протянул бумагу вместе с маркером девушке, надеясь, что она догадается, как с ним обращаться.

________________________________________________
* que le lleve el diablo! (исп.) – черт бы его побрал!

Отредактировано Кристобаль Хунта (2012-05-02 19:29:05)

+2

9

Когда в лесу что-то треснуло, девушка едва ощутимо вздрогнула. Повернувшись спиной к источнику шума, она облегчённо выдохнула, поняв, что это всего-лишь две незнакомых ей птицы сорвались со своего места в небо. Проследив за ними взглядом, блондинка повернулась обратно к мужчине и попятилась, настолько резок был контраст между мирно курящим и напряжённо что-то высматривающим магом. А то, что он маг, Ри убедилась, когда он, расслабившись, что-то сделал, и в его руках появилось что-то ослепительно белое вместе с продолговатой палочкой. "Наверное, что-то магическое" - девушка отступила на пару шагов, начиная что-то подозревать, но убегать не торопилась, рассудив, что если бы этот конкретный маг хотел её поймать - он бы уже давно это сделал. Через минуту наблюдения за занятым мужчиной в неё проснулось любопытство, которое ещё через полминуты стало таким большим, что Ариетта, немного подумав, сделала осторожный шажок в его сторону. А потом ещё один, и ещё. И так до тех пор, пока не остановилась за его спиной, приподнявшись на цыпочки и заглядывая, снедаемая любопытством и желанием посмотреть, что именно он там делает. Увиденное её поразило. Конечно, у них в мире тоже практиковалось рисование, но бумага была настолько дорогой, что картины были редкостью и заказывались только королями, а талантливые художники были известны на весь мир. А уж про то, чтобы рисовать на столь ослепительно белой бумаге... Куда чаще это был пергамент. Да и про огромные наборы кисточек всем тоже было известно, а вот то, что творилось сейчас на глазах поражённой этим зрелищем Ариетты, куда больше напоминало детские рисунки, сделанные палочкой в пыли. Только вот нарисовано было куда лучше, и даже вполне узнаваемо. По-крайней мере, девушка быстро догадалась, что вот эта полянка и два человечка на ней - это она и маг. Правда вот остальные пометки на листе были пока что непонятны, да и почему изрисована была только одна половина - тоже, но уж это-то она узнала. А потом ей всучили в руки рисунок и рисовальную палочку, с которыми она застыла, наверняка выглядя в этот момент крайне глупо. Но потом поняла, чего именно от неё хотят, заметив небольшую дверь, находящуюся в центре рисунка. "Это он так намекает, что я и в самом деле попала в другой мир? Или хочет, чтобы я что-то нарисовала? Нет, я, конечно, всегда любила помазюкать чем-нибудь ярким или палочкой в земле поковыряться, но это..." - девушка с задумчивостью посмотрела на палочку и, подумав, лизнула один из её кончиков, после чего сморщилась и закашлялась
-Фу, гадость - недовольно воскликнула она, но выкидывать в сторону не стала. Подумав ещё немного, она провела этим же кончиком по листу в самом его уголке и очень обрадовалась, когда вслед за ним на бумаге появилась небольшая линия. Увлечённо поводив немного по бумаге, она решилась и нарисовала такого же человечка в юбочке со своей стороны листа. Потом, подумав, она заштриховала её крупной штриховкой и над фигуркой нарисовала изогнутую линию, по её разумению символизирующую кнут. Рядом с кнутом она нарисовала очень большого и жирного человечка. Немного подумав, она наверху листа нарисовала несколько домов вокруг места, где в окружении толпы человечков стоял человечек в юбке, а потом, подумав, окружила эту часть рисунка значками, которые пытался вдолбить в её голову учитель по музыке, считавший, что ими можно передать мелодию. В верхнем правом углу она как можно мельче переписала слова песни, которую пела тогда на площади, а потом от верхнего рисунка провела линию к тюрьме. После чего провела ещё одну линию от тюрьмы к двери и под ней написала ту песню, благодаря которой она и попала в этот мир. После чего, вздохнув, посмотрела на свой корявый рисунок, на незаполненную нижнюю часть и обвела её в кружочек, начав по памяти старательно воспроизводить внешний облик двери, через которую она сюда попала. Кое-как накалякав её и удовлетворённо вздохнув, девушка обвела в кружочек дверку в центре и провела тоненькую линию от неё к рисунку двери внизу. И только после этого отдала и палочку, и бумагу мужчине.

+2

10

Девушка – точнее сказать, не девушка, а наивное великовозрастное дитя женского полу, рядом с которым сам Кристобаль Хунта показался самому себе замшелым ископаемым эпохи Средневековья – скорее всего, подумала, что яркая длинная палочка должна была оказаться чем-то вроде конфеты, поскольку она тут же потянула фломастер себе на язык.
Кристобаль Хозевич не смеялся. Разворачивать свою тяжёлую саркастическую артиллерию следовало только в направлении таких невыносимых отвратительных субъектов, каким был Выбегалло (хотя его зачастую даже это не прошибало), а тут, воистину, человека пожалеть нужно, поскольку Хунта не догадался материализовать какой-нибудь съедобный карандаш.
По счастью, девушка оказалась сообразительной: не бросила в негодовании пропитанный невкусной химией фломастер на землю, а очень скоро догадалась, что тот был нужен для рисования, нашла и изобразила себя – а сверху над собой ещё что-то очень угрожающее (Хунта предположил, что это должно было быть какое-нибудь оружие). А рядом с собой – какого-то большого и отталкивающего жирдяя, которому явно не помешало бы обрезать всё лишнее, начиная с густо поросших волосами ушей и кончая срезами жира со всего туловища. В былые времена Кристобаль Хозевич, не задумываясь, пригласил бы такого типа прогуляться за городские стены, пусть даже потом бы раскаивался о том, что поединок оказался очень лёгким и неинтересным, поскольку противник представлял из себя большую простую для попадания мишень.
Дома, людей и человечка в юбочке узнать было несложно, но, к сожаленью, некоторые значки оставались пока непонятными. Больше всего сомнения вызывали одиночные значки, потому что их не с чем было соотнести. «Может быть, птицы?» Значки, которые цеплялись друг за дружку и вытягивались в строчку, вероятнее всего, являлись словами на незнакомом языке. Кристобаля заинтересовало, что эти слова располагались столбиком. Поразмыслив немного, Хунта решил, что это были стихи. И написала их, скорее всего, эта девушка. А тот толстяк обиделся на неё за эти стихи и приказал бросить её за решётку («Каналья! Бесчестная свинья!» – подумал Хунта по-русски), а оттуда она, непонятно каким чудом, сбежала в другой мир – и теперь сильно боялась погони. А ещё догадалась, что означала нарисованная дверь, и даже изобразила, в каком месте она открылась.
Кристобаль Хозевич принял обратно рисовательные принадлежности и начертил стрелку, соединяющую полянку с нарисованными человечками и светло-серое здание НИИЧАВО, предлагая тем самым отправиться вместе с ним в оплот разума и творчества, где наверняка кто-то должен был увлекаться иномирскими языками. Машинальным заученным движением он даже предложил девушке руку, чтобы она могла схватиться за неё и не отстать от Хунты во время перемещения.

Отредактировано Кристобаль Хунта (2012-05-03 21:50:31)

+1

11

"Ура! Меня поняли!"  - девушка крайне напряжённо следила за тем, как рассматривают её рисунок. Вернее, то, что условно можно отнести к изобразительному искусству, причём по мнению самой Ри - крайне условно и только потому, что больше попросту некуда это приписывать. Поэтому для неё было большим облегчением понять, что она с горем пополам, кое-как может контактировать с окружающими. Конечно, она прекрасно догадывалась, что далеко не с каждым она сможет общаться таким образом, да и носить с собой какую-нибудь восковую дощечку со стилом (потому что денег на пергамент у неё не было, а уж про такую хорошую бумагу и говорить нечего) было бы крайне неудобно, но пока что девушка молчала. Во-первых, потому, что она уже высказывала свою просьбу и её не поняли из-за пресловутой разницы в языках, во-вторых - потому что нарисовать она это не могла попросту потому, что на данный момент инструмент общения находился не у неё. Ну и в-третьих - раз этот маг, человек весьма умный и догадливый, до сих пор не обучил её языку, значит, либо так надо, либо он попросту не может. Немного поразмыслив и повспоминав, девушка решила, что мочь-то он может, но не может сделать это прямо сейчас, а вот в другом месте сможет. И её догадка быстро подтвердилась, так как на рисунке вскоре появилось уточнение, которое она поняла так, что Ариетта вместе с мужчиной сейчас отправятся в какое-то место, где, судя по всему, будут и другие люди. "Или маги" - озадаченно подумала она, пытаясь понять, что же именно такое держит один из нарисованных человечков в руках. Впрочем, сама по себе она не была против отправиться, и даже, несколько раз сверившись с рисунком, повернулась было в том направлении, где, предположительно, находится место назначения, а так же успела сделать несколько шагов в ту сторону, но быстро почувствовала неладное и обернулась. И в самом деле, маг совсем не собирался за ней следовать. Ну или не собирался идти впереди неё, показывая дорогу. Вместо этого он протянул ей руку ладонью вниз, отчего девушка моментально покраснела до кончиков ушей и сделала пару шагов назад, смотря на него расширенными глазами, в которых плескалось удивление и недоверие. "Что? Но почему? Как? Нельзя же... Но ведь... Он же маг! Но он был добрый... Это плата? Тогда почему не насильно? Предлагает как один из вариантов? А если откажусь? Ой мама..." - в сильнейшем волнении она даже закусила губу, лихорадочно бегая взглядом по полянке и ища что-нибудь, что могло бы ей помочь. И точно так же лихорадочно размышляя, что же ей сделать. "У меня нет другого выбора... Придётся..." - невольно хлюпнув носом, настолько ей было себя жалко в этот момент, девушка всё-таки подошла к нему и, сжав кулачки, постояла секунду, смотря в землю и собираясь с духом, после чего, зажмурив глаза и дрожа как осенний лист на ветру, положила его ладонь на свою грудь и застыла истуканом.
"Пожалуйста, хоть бы это было быстро и не больно..."

+1

12

Хунта почувствовал, что в какой-то момент отношение девушки к нему – да и вообще ко всему происходящему – кардинально переменилось, но приписал это тому, что она почему-то испугалась, когда поняла, что они собираются путешествовать не пешком. Может быть, у её магов подобные перемещения являлись в высшей степени опасным и неприятным занятием, так что бедная девушка изо всех сил гнала от себя страх, стараясь заставить себя не броситься со всех ног обратно в лес.
Может быть, Хунта ошибался – только ему так показалось.
Бывший инквизитор недоуменно пожал плечами. Удивление его ещё больше усилилось в тот момент, когда девушка вновь подошла к нему, предлагая послушать, как бьётся сильно в испуге её сердечко. Однако, упрямый не хуже любого еретика, Кристобаль Хунта по прежнему предпочитал трансгрессию другим видам перемещения на большие расстояния. Разве что Кристобаль Хозевич был весьма близок к тому, чтоб пожалеть и почём зря не мучить девушку, раз уж это способно было довести её до сердечного приступа (неизвестно, как там насчет инфаркта, но кровь к её голове точно прилила), а отправиться в НИИЧАВО в поисках средства решения проблем иномирской лингвистики в гордом и оскорблённом одиночестве. Хунта мог бы поддаться сему несанкционированному чувству жалости, если бы у него оставалась ещё надежда на то, что, вернувшись, он найдёт пришелицу на этом же самом месте. Ещё одной причиной выбора стало его задетое профессиональное самолюбие. Кристобаль Хунта трансгрессировал тысячи раз. И один, и с кем-то, и с различными малогабаритными предметами. И ни разу, ни единого разу (за исключением попыток проникновения выше двенадцатого этажа) у него не происходило осечки – но даже и в этих случаях никто и ничто не пострадало (главной мерой предосторожности при трансгрессировании на запрещенные этажи было не заниматься этим на глазах у товарища Камноедова).
Отняв руку с неудобного участка девичьей анатомии, по мнению Кристобаля Хозевича, плохо предназначенного для того, чтобы придерживаться за него во время транспортировки, он сам взял девушку за руку (рисунок и маркер переселились в другую, а трость была зажата под мышкой), едва избежал искушения, наподобие Гагарина, ехидно скомандовать «Поехали!», в последний момент с лёгким укором проговорив:
– Вам нечего опасаться: я отвечаю за нашу безопасность во время трансгрессии.
И трансгрессировал в институт.
Хунта выбрал не самую большую скорость трансгрессии, так что возможно было на лету различить, как мимо них, окруженных едва заметным радужным сиянием защитного поля, со скоростью хорошо разогнавшегося пассажирского поезда пролетают полупрозрачные ёлки (а для стоящего на земле наблюдателя, в полном соответствии с принципом относительности Эйнштейна-Калиостро, стремительно мчащимися полупрозрачными привидениями являлись именно они.
– Вот видите – всё идет хорошо. Мы уже выбрались из леса, – прокомментировал Хунта, когда деревья расступились в разные стороны, и перед магом и его спутницей оказался посёлок городского типа Соловец. – Ещё чуть-чуть – и будем уже в институте. – Кристобаль Хозевич скорректировал курс на НИИЧАВО, пересёк узорчатую ограду территории института, пролетел мимо фонтана (бессильного задеть из своими брызгами), игнорируя охи и ахи какого-то заметившего их новичка, не привыкшего ещё к такому способу перемещения сотрудников, нашёл свой отдел и вышел из трансгрессии в его помещении.
– Это милое наивное дитя сбежало из другого мира, – привычным сухим и неприятным командным тоном представил он девушку своим сотрудникам, положив рисунок на общий стол. – Её не обижать. Она здесь по распоряжению У-Януса. Так что найдите-ка мне побыстрей кого-нибудь, кто может помочь ей в преодолении языкового барьера. И помогите ей прогнать стресс. Ну там, чаем напоите... с конфетами, печеньем... даже не знаю, что там ещё у нас есть. Только не говорите мне, что прибегалло Выбегалло и всё сожралло – всё равно не поверю, будто бы вы ему это позволили. Безнаказанно.
И бросился быстрей к телефону отзванивать Янусу Полуэктовичу, в надежде, что тот даст ценные указания кого следует пригласить в качестве переводчика.
Как назло, в трубке послышались короткие гудки. Хунта с явным неудовольствием опустил трубку обратно на рычаг. У У-Януса всё было занято.

Отредактировано Кристобаль Хунта (2012-05-06 11:46:57)

+2

13

"Ну же! Хватит медлить!" - отчаянно кусая губу, мысленно шептала девушка, устав ждать и чувствуя, как от вернувшегося напряжения её начинает потряхивать ещё сильней, и снова взмолилась - "Ну чего ещё тебе не хватает? Хватит надо мной издеваться!" И в этот момент она почувствовала, что её аккуратно взяли под локоток. То есть не стали делать ничего порочащего, а вместо этого просто вцепились в руку так, чтобы она при всём своём желании никуда бы не смогла сбежать. "А? Что? Что происходит?" - Ариетта тут же удивлённо распахнула глаза, подозрительно воззрившись на мага - "Что он задумал? Может, он слишком стар уже для такого?" - девушка озадаченно почесала затылок, не заметив признаков чрезмерного старения - "Или со мной что-то не так?" - прощупав себя, она озадачилась ещё больше, обнаружив, что и с ней всё более чем в порядке. Так и не найдя причины происходящего, Ри с недоумением уставила на мужчину и тут...
-Мама! - когда всё вокруг завертелось, девушка не на шутку перепугалась. Первый порыв вырваться и броситься прочь был быстро пресечён тем, кто являлся виновником всей этой кутерьмы, а вот второй - вцепиться в него руками и ногами, чтобы не улететь неизвестно куда - ей удался. Однако следует отдать ей должное - кроме первого выкрика больше голоса она не подавала (если быть совсем уж точными - у неё попросту пропал голос от ужаса, и только по этой причине она не визжала на ультразвуке, хотя закрытые глаза и крупная дрожь присутствовали), а вскоре, поняв, что с ней ничего страшного вроде как не собирается случиться, даже рискнула приоткрыть глаза. Мимо пролетали ёлки, которые выглядели подозрительно прозрачно, но больше свой норов никак не проявляли - даже те, что пролетали сквозь них, никакого ущерба не приносили, и необычных чувств - тоже. А вскоре они и вовсе вылетели из леса и направились через поля к строениям, виднеющимся вдали. "Город? Какой-то странный город. Ни стены, ни рва, ни стражи... Только здания. Зато как их много..." - не в силах противостоять проснувшемуся любопытству, блондинка осторожно отцепилась от мужчины и начала активно вертеть головой, рассматривая мелькающие окрестности. Больше всего её удивили не размеры зданий (в её мире дома были максимум трёхэтажными, а здесь высотой разве что дворцы могли сравниться) и не то, как все выглядят, хотя и количество людей на улицах, а так же ширина этих самых улиц её крайне удивили. Больше всего её удивило то, что находилось в центре всех улиц. Что-то самых разнообразных форм, принятых её на первых порах за чудовищ, двигавшихся по улицам и вёзших внутри себя людей. Особенно девушку поразило то, насколько обыденным это казалось людям. Насколько спокойно они это воспринимали. "Это не то, что на лошади ездить... Никакой круп тебе зад отбивать не будет" - Ариетта печально вздохнула, вспоминая свои попытки контактировать с этими мерзкими животными в надежде, что не придётся далеко топать пешком. Тем временем они пересекли город и, миновав какую-то преграду, полетели через двор и фонтан. Вскоре они уже оказались в здании в одной из комнат, где за столами сидело несколько человек и были весьма заняты. При их появлении поднялся небольшой переполох, но заметив обращённые на себя взгляды, блондинка поняла, что именно она является причиной, по которой эти люди оторвались от своей работы и почувствовала укол совести. Дождавшись, пока её не отпустят, она тихонько отошла в угол, надеясь, что так будет привлекать меньше внимания, но куда там... Блондинка была практически сразу же окружена людьми и начала тихо паниковать, вспомнив, что в тюрьму попала в прошлый раз именно за счёт того, что оказалась как раз в толпе. "Надо бежать отсюда! Это ловушка! Я не хочу больше в тюрьму!" - обхватив себя руками и закрыв глаза, чтобы не видеть лиц других людей, девушка запела, надеясь, что выбранная песня поможет ей исполнить её желание - всё-таки далеко не всегда у неё получалось именно то, что она хотела, не говоря уже о том, что порой её песни и вовсе не срабатывали.

+2

14

Оставленный следить за экспериментальной савельевской моделью расщепителя детского смеха, Димка пребывал в унылом созерцании чуда магтехники, больше напоминавшее смесь микроволновки, лавовой лампы и самогонного змеевика с моторчиком, нежели серьезный агрегат. Дело в том, что упомянутый Максим в качестве научрука, преподавателя и товарища самообразовавшегося практиканта Хладомирова, стал вдвое занятым человеком по сравнению с тем, что было до явления Хладомирова народу, ведь свалившегося на голову ученика нужно дотянуть до уровня худо-бедного мага. Однако отказаться от экспедиций - выше сил такого перекати-поле, как Макс Савельев, поэтому усадив рыжего "стеречь аки зеницу ока" прибор, умчался в очередную тмутаракань.
Унылая медитация на лениво переползающие пузырики была прервана появлением Самого начальника. Вздрогнув от трансгрессионного хлопка, недомаг уставился на магистра, впервые видя оного так сказать "в живую".
Это милое наивное дитя сбежало из другого мира.
Реакция легкого потрясения,такая же как была бы на фразу "у нас на заднем дворе приземлились марсиане, принесите им кофе".
-Её не обижать.  Только не говорите мне, что прибегалло Выбегалло и всё сожралло – всё равно не поверю, будто бы вы ему это позволили. Безнаказанно.
Наконец Димке довелось самолично послушать чеканные приказы  Кристобаля Хозевича и ознакомится воочию с отношением господина Хунты к научным оппонентам. Не сдержав ехидной усмешки, рыжий горе-колдун тут же принялся рыться в шкафчиках, мимоходом щелкнув кнопочкой электрического чайника, в отличие от мэтров, Александрович еще не мог материализовать обед на 12 персон легким движением брови.
Пока остальные рассматривали прибывшую, Димка решил не нарываться и организовать веленный чай с найденным печеньем, поскольку Савельев предупредил, что Хунта любит, когда его распоряжения выполняются четко и оперативно. Так что вскоре толпа рассосалась, вернувшись к своим делам, изредка позыркивая на новенькую, а Димка, встав рядом с девушкой, указал ей на стол, где уже приготовлена кружка чая и вазочка печенья, дескать угощайтесь. Ее пение, мелодичное, пусть слова и не понятны, заинтересовало всех присутствующих, возможно это способ коммуникации, но что хотела сим сказать незнакомая блондинка - осталось загадкой...

Отредактировано Дмитрий Хладомиров (2012-05-06 16:56:31)

0

15

Истории неизвестно какой закон сработал, но, предполагаем, что закон подлости, поскольку девушка никуда не исчезла из "тюрьмы". Наоборот, вокруг того места, где она стояла, "произросли" прямо из пола трава и какие-то цветочки. Однако, это не самое забавное. Гораздо интереснее образовавшаяся над головой девушки увесистая недобро-темная тучка, из которой принялся накрапывать дождь со снегом вперемежку. Внезапно.

0

16

Оставив в покое совершенно неповинную телефонную трубку, зав. отделом Смысла Жизни переключил своё внимание на девушку, которую он так бесцеремонно притащил сюда, и собственных сотрудников. И естественно, внимание Кристобаля Хозевича тут же привлекло новое лицо, весьма приметное своей гемоглобиновой (кроваво-красной) шевелюрой, цепким взглядом живых приметливых карих глаз и ехидной улыбкой. Чувствовалось, что обладателю всего этого добра палец  рот не клади – отхватит по локоть, а затем скажет, что так и было. Протеже Савельева – вишь ты, как уверенно чувствует себя в отсутствии своего непосредственного научного руководителя. И чай мгновенно организовал, в то время как все остальные...
Кристобаль Хунта подкрутил ус и одобрительно хмыкнул, наблюдая за его действиями. Мелькнула мысль, что не мешало бы организовать своему отделу учения по... как бы это лучше назвать – скоростному ориентированию в неожиданных ситуациях, что ли? От казней Соловецких и последующей затем охоты на ведьм (иначе говоря – экспериментов над собственными сотрудниками) отдел спасло лишь то обстоятельство, что никакого испытания проводить было уже не нужно – чудеса происходили сами по себе.
– Итак, мы с вами наблюдаем сейчас неожиданное магическое явление, – констатировал Кристобаль Хозевич, со скептической усмешкой разглядывая и цветы, и тучку с холодными осадками. – Кто-нибудь из вас может нам объяснить, что стало его причиной, и как мы сможем регулировать это явление? Интерактивная доска – напротив двери, маг-справочники – в книжном шкафу. В выборе версий я вас не ограничиваю. Приступайте! – сам же он, ни в коем случае не собираясь вмешиваться в собственноручно инициированный процесс мозгового штурма, собирался принять меры, чтобы свести неблагоприятные последствия к минимуму. А именно – пролевитировал из кабинета собственный кремовый зонтик, один раз раскрыл, а затем снова закрыл его, чтобы показать девушке (которая, вероятно, и сама не рада была вызванному ей погодному явлению), что зонт не представляет собою нечто опасное – в отличие от тучки, выглядящей какой-то непонятной и зловещей – не мешало бы развеять её после мозгового штурма.

+1

17

Песня закончилась, но открывать глаза девушка не торопилась. Как никто другой в обоих мирах, она прекрасно знала, насколько непредсказуемы последствия от её песен, и только это останавливало её от того, чтобы использовать их как заклинания постоянно. Вот и сейчас блондинка просто-напросто боялась открыть глаза и посмотреть на то, что она натворила на этот раз. Но... Пришлось. Всё-таки, несмотря на цвет волос, совсем дурой она не была, и прекрасно помнила, что находилась в помещении, поэтому изменение микроклимата, а говоря по-простому - начавшийся дождик со снегом вперемешку неприятно её удивили. Открыла глаза - и на тебе. Она всё ещё в том же помещении. В кольце травы и под тёмно-серой тучей, которая разве что миниатюрные молнии не извергает из себя. "Ну вот..." - расстроенно подумала девушка и хлюпнула носом, силясь не выпустить наружу в виде слёз разочарование, которое её переполнило - "опять какая-то фигня получилась. Я неудачница..."
Тем временем вокруг возникло непонятное шевеление. Но от того, что никто даже и не подумал ей помочь в её затруднении (а Ри уже успела выяснить, что тучка висит прямо у неё над головой, то есть сбежать у неё не получится из негостеприимного угла), ей стало ещё хуже и печальней. "Ещё и издеваются, гады!" - с тоской проводив чашку с чем-то явно горячим судя по пару, поднимающемуся над ним, и тарелку с плоской выпечкой, она вздохнула, но даже и не попыталась это взять - пить что-то, разбавленное дождевой водой, или есть размякшую под снегом выпечку крайне малоприятно. На манипуляции мужчины, притащившего её сюда, с каким-то подобием трости, девушка тоже не особо обратила внимание - только отступила чуть вглубь угла, а потом просто уселась там и подтянула коленки к себе, обняв их и спрятав лицо. "И вот ради этого я сбежала из тюрьмы? Чтобы оказаться никому не нужной? Нет, хуже, чтобы оказаться всеобщим посмешищем?" - девушка снова хлюпнула носом, расстроенная до невозможности и полная жалости к себе - не хочу... Не хочу! Не хочу я такое!
Конечно же, у неё была только одна идея, как всё исправить. Вполне ожидаемая для девушки, пришедшей из Средневековья. Раз часть неприятностей вызвана её песней, а окружающие не торопятся помогать... Правильно. Надо спеть ещё одну. Но... Не так, как в прошлый раз. Не так, чтобы услышали все. Для себя, еле слышно, словно напеваешь, пока работаешь над чем-то другим. Именно так она запела вновь. Просто потому, что не видела другого выхода. Да и вообще в минуты печали именно песня помогала ей...

Отредактировано Ариетта Мелди (2012-05-24 17:57:45)

0

18

Несмотря на то, что находился в НИИ уже около двух лет, чародеем Димка был из рук вон плохим, поскольку не мог воспроизвести того, чего не понимал, а не понимал он в науке современного волшебства многое. Савельев же, постоянно матающийся по командировкам не мог последовательно натаскивать своего подмастерья, поэтому парня пытались "подтянуть" остальные сотрудники и некоторые из мэтров, например господин Ойра-Ойра, или так же случайно попавший в институт, Привалов.Рыжий пытался читать книги, но безуспешно, поскольку чтобы понять, что там изложено,  необходимо знать азы, кои, к великому неудовольствию оного рыжего, в его магобразовании отсутствовали напроч.
Приглашение испить чаю новоприбывшая проигнорировала и было понятно почему, образовавшаяся под ногами цветастая полянка и окатившее холодными каплями погодное явление говорило само за себя. С трудом заставив себя не отскочить, отфыркиваясь, Димка выбрался из-под атмосферного явления локального масштаба и с интересом наблюдал за происходящим, делая определенные выводы:
1. Девушка точно издалека, судя по языку и одежде;
2. она явно волшебница, поскольку господин Хунта такой цветочно-снежной ерундой даже развлекаться не будет;
3. и да, Хладомиров - полный чайник, поскольку просьбу-приказ об объяснении непонятного и главное, неожиданного явления, выполнить не мог.
"Вот гадство, плюхнуться в лужу в прямом смысле прямо на глазах у непосредственного начальства! Повезло так повезло".
Однако явно светить свою относительную профнепригодность перед мэтром не хотелось, поэтому послушно потопал к справочникам, делая вид, что выискивает ответ, хотя больше слушал шепотом высказываемые идеи коллег по отделу, пытаясь скомпилировать нечто более -менее логичное из всего этого бреда.
- Предполагаю, что наша гостья является бардом, которые, согласно древним поверьям, способны зачаровывать как людей, так и природу. В науке таковые явлениями обычно списывались на колебания звуковых волн. Поскольку мы получили то, что имеем после песни, следовательно, голосом юная госпожа, простите не знаю вашего имени-отчества, воздействовала на мю-поле, которое пронизывает все НИИ, преобразуя при помощи вибрации мыслеформу во вполне осязаемое явление материального мира, - выдохнув, Димка выжидающе глянул на мастера, прикидывая, ему сразу писать заявление об увольнении и бежать на край света от праведного гнева за крайнюю тупость, или Кристобаль Хозевич просто посмеется.
Девушка же почему-то загрустила, нверное потому, что новая песня не смогла развеять старое заклятье, мелькнула мысль облегчения, дескать не я один не ведаю, что творю. Но увы, помочь пришелице не мокнуть, Хладомиров пока не мог, ибо не умел. Увы.

Отредактировано Дмитрий Хладомиров (2012-05-24 02:23:58)

+1

19

Но утруждаться Кристобалю Хозевичу не пришлось, потому что очередная песня пришелицы самоликвидировала тучку, в прочем, оставляя поляну там, где та была.

0

20

Заплутавшее дитя из другого мира не взяла зонтик, а отошла подальше – как бы зонт мог ожить от песни и начать кусаться – и замкнулась в себе. Как видно, в гостях девушке не понравилось точно так же, как и дома.
Зато савельевский практикант приятно удивил: оказывается, он сегодня не только ехидно улыбаться и доставать разнообразную выпечку – он, оказывается, сегодня и говорить умеет...
Опираясь на сложенный зонтик, Кристобаль Хозевич размеренно кивал, как метроном, на протяжении речи. Он отметил, что с завершением речи Хладомирова тучка иссякла и дождь и снег кончились, однако не стал приписывать самозваное погодное явление его розыгрышу. Может быть, годика через три...
То, что вода и огонь – совершенно противоположные природные стихии, как-то не заботило бывшего инквизитора.
– Плюс один балл за смелость, – накинул он. – За то, что отвечали первым. Итого – четыре балла. Кто-нибудь желает ещё дополнить?
Кристобаль Хозевич ни разу в жизни не разменивался на такие мелочи, как «какого цвета учебник по моему предмету?», однако выходящих отвечать первыми традиционно любил, какой бы вздор они не несли. Но также он любил мучить их дополнительными вопросами, поэтому выдержав обычную паузу и не получив никаких дополнений (по-видимому, остальные сотрудники находились на той же ступени поиска ответа, что и вышеупомянутый практикант), Хунта продолжил допрос.
– Как вы смотрите на то, чтобы воспроизвести опыт юной госпожи по воздействию вибрацией на мю-поле при помощи мыслеформы. Поскольку именно вы выдвинули эту гипотезу, вам и надлежит проверить её на опыте. – Чем же ещё морально было наказывать инициативу?
Хунта обратился к другим сотрудникам.
– Кто-нибудь знает песню о возможности понимания разговора на чужом языке?

+1

21

Что ж, по-крайней мере в этот раз девушка получила именно то, что хотела - эффектом её песни стало то, что тучка над её головой быстренько рассосалась, и, соответственно, дождь перестал идти. Однако красивая блондинка, на которой надето не так много, и вымокшая под дождём так, что вся одежда липнет к телу - Ариетта вовсе не в таком виде хотела бы предстать перед теми, кто, возможно, всего лишь возможно, пытается помочь ей сейчас. "А может они решают, для кого я буду служанкой..." - тяжело вздохнув, девушка после секундного колебания решила всё-таки не пытаться исправить сложившуюся ситуацию с помощью очередной песни. Всё-таки после провала с дождичком Ри осознала, что всё может стать ещё хуже, чем есть сейчас, и что шансы на благополучный исход не так велики, как ей хотелось бы. "Кстати, я же так и не поняла, куда меня этот... Этот... Привёл" - так и не подобрав подходящего эпитета бывшему инквизитору, она предпочла просто опустить этот момент в своих мыслях и начать осматриваться. Приличных размеров комната "Примерно как общий зал неплохой таверны", несколько столов со странными стульями, выстроенных в аккуратные ряды "Это ж сколько пришлось их туда-сюда двигать, и только ради того, чтобы красиво выглядело", стопки белых листов на этих самых столах и палочек в креплениях, множество самых разнообразных мелких вещей, предназначение которых ей, что вполне ожидаемо, было совсем непонятно (хотя несколько лежащих прямо на столе монет она как раз смогла понять правильно), большие коробки на тоненькой шее и широкой круглой ножке, у которых один из краёв немного мерцал (заглянув внутрь, девушка несколько секунд с непониманием таращилась на белый экран, большую часть которого покрывали какие-то значки, после чего пожала плечами и оставила без своего внимания), шкафы в дальней части, к которым как раз отошёл один из людей, как раз тот, кто ей предложил что-то... "Кстати!" - вспомнив про предложенное, девушка с недоверием уставилась на хрупкую и маленькую чашечку с неизвестным ей напитком, осторожно тронула ручку и тут же отдёрнула палец, побоявшись трогать столь тонкий фарфор, больше подходящий королям, чем простой путешественнице. Однако её ругать никто не спешил, отбирать обратно чашку и печенье не торопился, поэтому она всё-таки с огромной осторожностью взяла чашку в руки и осторожно пригубила. Немного подостывший, но ещё вполне себе горячий, с необычным вкусом, этот напиток, скользнув внутрь, приятно согрел её, заодно напомнив, что Ри уже давно ничего не ела. Сделав глоток побольше и откусив сразу половинку печенья, девушка, немного согревшись после дождичка, огляделась и направилась к ближайшему свободному стулу, который был как раз неподалёку, так что она и чай утащила с собой, и печенье. И если второе она поставила на стол, постаравшись не поставить ни на что другое, то чашку, продолжая осторожно удерживать, оставила при себе. Однако именно это и сыграло роковую роль - привыкшая сидеть на неподвижных стульях, Ариетта совсем не ожидала, что этот взбрыкнет и куда-то дёрнется под ней, поэтому с испуганным писком тут же вскочила с него, но от неожиданности не удержала чашку в руках. Которая полетела прямиком на одну из этих мерцающих коробочек.
-Ой... - поняв, что натворила, девушка тут же вся как-то съёжилась и отступила в угол, словно стараясь спрятаться от неотвратимого наказания.

+2

22

Похоже, все же блондинка с магией управлялась лучше младшего научного сотрудника, потому как собственноручно, вернее, песненно развеяла противное погодное явление локального масштаба. Господин Хунта же не спешил бросать чернильницу в горе-волшебника (недоучки хуже чертей), внимательно слушая и даже (!) кивая в такт словам.
– Плюс один балл за смелость. Итого – четыре балла. Кто-нибудь желает ещё дополнить?
Окончательно почувствовав себя школяром, Димка коротко довольно улыбнулся. Так или иначе, почти ничего не зная, получить оценку от такого Мастера как Кристобаль Хозевич - это как минимум признание, что голова на плечах есть и она (о чудо!) варит даже в нужном направлении.
"Пронесло!"
Рано, мсье Хладомиров, порадовался. Инициатива по всем закономерностям Вселенной-таки наказуема.
- Поскольку именно вы выдвинули эту гипотезу, вам и надлежит проверить её на опыте.
А вот это было вполне ожидаемо, но маловыполнимо на практике. Может в магии пока что рыжий - дуб дубом, но в логике оному не откажешь, поэтому он ждал подвоха. Собственно и получил его, и, кстати говоря, на сей раз искать ответ в шепоте коллег было не нужно, ведь воспроизвести бы указанный опыт Александрович не смог бы в любом случае, поскольку пресловутые медведи старательно потоптались по Димкиным ушам, позволив петь лишь в ванной и лишь для себя. О чем практикант и поведал мэтру.
- Прошу меня извинить, Кристобаль Хозевич, но проверить данную гипотезу эмпирически не имею объективной возможности, поскольку для получения эффекта нужна определенная частота колебания звуковых волн, которую воспроизвести не смогу по причине отсутствия музыкального слуха, не говоря уж о голосе.
Неизвестная девушка, то ли решила помирать с музыкой, о ли осознала, что ни есть ее, ни обижать никто не намерен, во всяком случае, она принялась деловито осматривать помещение, чем снова привлекла всеобщее внимание. Наконец путешественница осмелилась попробовать предложенное угощение. Прогресс. Осторожность, с которой девушка обращалась с простыми предметами порадовала бы Модеста Матвеевича.
Вроде бы ничего особенного в наблюдаемой трапезе не было, вот только к офисным стульям гостья явно не привычна, судя по пронзительному писку и маленькому действу в стиле экшн. А после упомянутого экшна, как правило, наблюдается порча собственности. В нашем случае пострадал Юлькин монитор. Мимоходом скользнула мысль, дескать хорошо, что сама Юлька-то на больничном, а то бы она устроила новенькой веселую жизнь за то, что теперь идти на поклон к завхозу, дабы выбить новую электронную "игрушку". Ну не Алдан же в отдел тащить, верно?
Чай облил монитор и клавиатуру, чашка успешно отправившись на свидание с полом, ныне лежала живописными черепками на ковре.
-Ой... 
Действительно ой.

+1

23

– Что ж, очень жаль, – с одной стороны, наукообразно аргументированная позиция младшего научного сотрудника была более чем ясна: «не умею, не хочу, пусть ответственность ляжет на кого-то другого». С другой...
– Тогда позвольте мне для общего развития напомнить вам историю Демосфена. Как вы, наверно, знаете – в начале своей карьеры он был никудышным оратором. Однако регулярно используя некий артефакт – для краткости будем называть его камешками Демосфена – вышеупомянутый древний грек улучшил дикцию, избавился от косноязычия, и... Одним словом, вошёл в историю в том виде, в каком мы все его знаем...
От немедленного распоряжения приступать к тренировкам по методике Демосфена Хладомирова спас испуганный вскрик девушки, прервавший нотацию шефа на полуслове – а Кристобаль Хозевич очень не любил, когда его прерывали. Не тратя времени на выяснение того, кто посмел больше обидеть приведённое им юное дарование – облитый чаем монитор или разбитая чашка – Хунта дематериализовал последнюю прямо с пола. Монитор же очень умело притворялся казенным имуществом, благодаря чему имел поддержку в верхах у самого товарища Камноедова, и потому избежал схожей участи – неизвестно было, как переживёт он подобные водные процедуры, но в одном его компьютеру посчастливилось – тот был не ноутбуком. Иначе вообще на нём можно было бы ставить крест – большой, толстый и жирный, как недовольство самого Модеста Матвеевича.
– А кто включил, кстати, компьютер Юлии, если сама она на больничном? – небрежным тоном поинтересовался Кристобаль Хозевич. Он пока что ещё никого не обвинял. Пока что. И даже не спросил, что показывалось на том мониторе, что до такой степени напугало девушку. И вообще – в мониторе ли было все дело? Кристобаль Хозевич не был в том так уверен, потому что, рассуждая о Демосфене, упустил из виду само начало конфликта между приведённой им блондинкой, монитором и чашкой.

+1

24

– Что ж, очень жаль... Одним словом, вошёл в историю в том виде, в каком мы все его знаем...
Нотация непосредственного начальника непосредственного куратора была в корне несправедливой, ведь ораторское искусство выработать в себе можно - это факт, а вот наличие слуха и голоса - это природный дар... или его отсутствие, коему помочь образоваться может только чудо.
Только Димка хотел объяснить сию позицию Кристобалю Хозевичу, как новая мелкая неприятность принялась сеять хаос в локальном масштабе: непонятная гостья, визжа окатила монитор остывшим чаем. Откровенная порча казенной собственности! Да не просто монитор, а Юлькин...
"Вот...тут пробегал пушистый полярный зверек - песец..."
- А кто включил, кстати, компьютер Юлии, если сама она на больничном?
Барабанная дробь. Идущие на смерть приветствуют тебя.
-Я включил, - снова шаг вперед и снова Хладомиров, - Кербер Псоевич еще не определил мне официального места, поэтому Максим Харлантьевич велел воспользоваться аппаратом Юлии, чтобы вносить в таблицы данные о изменениях в работе расщепителя детского смеха, необходимые ему для написания нового труда.
Принимаем огонь на себя. А что, собственно еще делать? Лучшая защита - это нападение, а лучшее нападение - истиной. Ее сложнее парировать.

+1

25

«А пострел наш везде поспел...» – Кристобаль Хозевич улыбнулся: ему нравились такие товарищи, с огоньком. Задиристые и зубастые – при общении с ними он снова чувствовал себя молодым... хотя и пользовался опытом, ничуть того не стесняясь. В дискуссиях все доводы хороши.
– Значит, во всём виноват товарищ Дёмин. Хладомиров, напомните-ка мне, как давно вы работаете в НИИЧАВО. Год, два? – голос Кристобаля Хозевича был сух и резок, если бы не необходимость позаботиться о пришелице из другого мира, он бы сию секунду прогулялся до самого рабочего места товарища зав. кадрами, с целью поупражняться в прицельном метании скомканных перчаток. Если уж товарищ Савельев до сих пор не нашел времени выбить своему непосредственному подчинённому отдельный компьютер... – На мой взгляд, это достаточно большой срок... если товарищ Кербер действительно желает выполнять свои служебные обязанности.
Хунта покрутил ус – это движение помогало ему поймать чрезмерно юркую и ускользающую мысль. Его сотрудник определённо чувствовал себя не в голосе – да и кто знает, подействовало бы его пение... подействовало бы вообщё чьё-нибудь пение, а вдруг – это тот самый редкий дар, который проявляется не у всех, ведь даже пирокинезом или телекинезом владеют считанные единицы, иначе бы о способности воздействовать на окружающую реальность при помощи песни были наслышаны многие. «Нам песня строить и жить помогает...» Нет, не так. Был ещё один лозунг, более подходящий к сложившейся ситуации. «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих...»
Ведь им до сих пор был известен только один человек, кто мог менять реальность при помощи песни.
Только как передать девушке, что она должна сделать, чтобы языковой барьер оказался преодолённым? Взгляд Кристобаля Хозевича упал на стопку чистых листов, заправленных в принтер. Вытащив один из них, он нарисовал в верхней части двух стилизованных человечков, говоривших на разных языках – характерные выноски, в которых традиционно размещалась прямая речь, были у них заполнены символами разных алфавитов. Вероятно, что у того из них, кто пытался произнести иероглифы, получалась на деле сущая бессмыслица – Кристобаль Хунта не настолько владел различными языками и слишком спешил, чтобы уточнять в словаре. В нижней части листа оба человечка разговаривали по-русски – хоть и с готическим акцентом, и любой, начиная с Кристобаля Хозевича, мог понять, о чём у них идёт разговор.
Если учесть поправку на почерк Кристобаля Хозевича, о котором тот не подумал.
Кристобаль Хунта протянул пришелице бумажный листок – до сих пор этот способ общения оставался единственным из всех возможных.

Отредактировано Кристобаль Хунта (2012-06-19 06:09:23)

+1

26

Секунда. Вторая. Третья. Полминуты. Девушка со страхом ожидала неотвратимого на её взгляд наказания, но оно всё никак не наступало и не наступало, слышны были только разговоры между мужчиной, что привёл её сюда, и парнем, который больше всех суетился. Немного набравшись смелости, Ри нерешительно приоткрыла один глаз, осматриваясь, и тут же в испуге зажмурилась опять - тот прибор, который она ненароком испортила, вёл себя явно не так, как задумывал его создатель. По-крайней мере, одна из граней у него больше не светилась, в отличие от остальных. Да ещё и чем-то палёным пахло, да ещё и настолько отвратительно, что девушка вообще терялась в догадках, что же именно там внутри сгорело. По-крайней мере, ни на один из прежде известных ей запахов это было не похоже. "Да что вообще тут происходит" - блондинка совсем растерялась, когда через несколько минут происходящее в комнате ни капельки не изменилось - молодой и старый спорили себе о чём-то, остальные вслушивались в их перепалку, а на неё, испортившую несомненно важный и нужный прибор (других маги не делали), ни малейшего внимания! Конечно, она не была мазохисткой и желания испытать на себе наказания этого мира не было ни в малейшей мере, но вообще не обращать на неё внимания, словно её тут и нету... Это было как-то слишком неправдоподобно. "Может, они решают, как починить прибор или как именно меня наказать?" - Ариетта попыталась прислушаться к интонациям, но не уловила никакой агрессии. "Они вообще хоть что-нибудь будут делать-то" - начав в волнении покусывать нижнюю губу, девушка с возрастающим нетерпением вслушивалась в беседу, пытаясь понять хоть что-то. Пусть не смысл, пусть по интонациям хотя бы общую направленность... Увы, ни малейшей догадки о том, что обсуждают, у неё не возникло. "Да что ж такое-то... Не одно, так другое, не рабство - так вечное непонимание!" - задумавшись, бард попыталась перебрать все известные ей песни в поисках хоть немного подходящей к ситуации, но в голову не шло вообще ничего. Увлёкшись перебором, она не сразу заметила, что спор окончился, и приволокший её маг, начеркав что-то, протягивает ей листок бумаги - уже успевший хорошо зарекомендовать себя и, возможно, единственный на данный момент способ общения. Очнувшись от раздумий, она взяла рисунок и немного поизучав, догадалась, чего от неё хотят. "Они что, думают, что я издеваюсь над ними?" - не зная, что делать и как реагировать, всё-таки новый мир, незнакомые люди, которые на обычную её реакцию злости могут попросту оставить её выживать во враждебном мире одну, Ариетта лишь стиснула бумажку так, что её пальцы побелели, а сама бумага, вполне ожидаемо, сильно смялась - "Или считают, что я дурочка, которая не способна сама догадаться о том, что моя песня вполне способна помочь? Но я, чтоб его, не знаю нужной песни! Не знаю!" - натянутый между её рук листок жалобно треснул, начиная рваться, и девушка поспешила немного разжать пальцы, стараясь успокоиться и прийти в себя. "Что ж делать... Что делать, что делать, что делать..." - блуждая взглядом по комнате, в которой она оказалась, Ариетта наткнулась взглядом на рисовательную палочку и грустно вздохнула, взяв её. "Похоже, признаться в собственном бессилии - это единственное, что я могу сделать" - взяв рисунок, она под верхней частью рисунка дорисовала себя, поющую, потом пририсовала характерный баллончик с текстом, такой же, как те,  которые уже были на рисунке. Показав эту часть магу, она перечеркнула баллончик и отдала рисунок обратно, решив объяснить остальное жестами - ткнула себя пальцем в голову и развела руками, пытаясь донести до них, что не знает нужной песни.

+1

27

"Кристобаль Хозевич улыбнулся. Кристобаль Хозевич улыбнулся!!!!  Что-то не к добру это", прикинул парень и оказался прав. Хладомиров вообще часто оказывался прав, а по поводу неприятностей - стопроцентно. И они, неприятности, продолжились, однако словесное постукивание шпагами начало забавлять будущего (когда-нибудь) магистра, поскольку он нащупал канву и мог отвечать если не на равных, то хотя бы не стоя ниже на 20 этажей, а только на 5.
– Значит, во всём виноват товарищ Дёмин. Хладомиров, напомните-ка мне, как давно вы работаете в НИИЧАВО. Год, два?
Судя по интонациям бывшего Великого Инквизитора, господину Дёмину придется ой как не сладко, в случае попадания в окружность, радиусом чья длина равняется вытянутой трости.
- На мой взгляд, это достаточно большой срок... если товарищ Кербер действительно желает выполнять свои служебные обязанности.
Дмитрий Саныч с удовольствием позлорадствовал вместе со своим непосредственным начальником, но...
-Числюсь два года. Практикантом. Согласно Положению о сотрудниках отделов, практиканты не входят в число штатных сотрудников и выполняют роль почти общественных помощников, которым рабочего места не полагается. А настоятельно рекомендуется быть на подхвате у сотрудников отдела и говорить спасибо за МРОТ, который скрипя зубами выплачивает бухгалтерия. Таким образом нахожусь в состоянии ожидания зачисления в штат. Когда-нибудь.
Не то чтобы огневец был ябедой, но подвешенное состояние и нынешняя минимальная оплата труда... в общем земной поклон за комнату в общежитии, а то сразу можно топиться в колодце Щуки.
Но это все личное и мелкое, для науки же важнее узнать, кто есть девушка и откуда сие чудо на голову НИИ свалилось. Однако не понимая, что она говорит, на одних жестах и пиктограммах далеко не уедешь. Кристобаль Хозевич, видимо это понял, потому как снова обратился к наиболее эффективному средству общения с бардом - бумаге и фломастеру. Наверное он решил, что раз неизвестная меняет погоду в замкнутом пространстве песней, то может сумеет спеть что-то для преодоления языкового барьера...
"Садись, пять!"
Но увы...если понаблюдать за выражением растерянности, сердитости и беспомощности, отразившимися на миловидном личике, добавить чуть не порванный листок и перечеркнутый текстовый блок, можно констатировать, что чаяние оказалось тщетным. Однако, не все потеряно!
- Кристобаль Хозевич, у меня есть идея, но сможете ли вы сказать ей, чтобы она повторила то, что услышит?
Быстренько усевшись за другой, еще не испорченный чаем и прочим неполагающимся, компьютер и, покапавшись во всезнайке-Яндексе, нашел песню, которую очень давно крутили по радио в Ярцевке.

Хочу все знать я досконально с детских лет,
Готов искать я на любой вопрос ответ.
Слова: что, где, и для чего и почему-
Всех прочих слов дороже сердцу моему.
Где, скажем, рак зимует в снежном январе
И все никак не может свистнуть на горе?
А так же, кто и как сумел установить,
Что соловья не стоит баснями кормить?
Все хочу,Все хочу,Все хочу
На свете знать
Обсуждать, разбирать,
Помнить, думать, понимать!
Спору нет, спору нет,
Что вопросы не легки,
Но на все дадут ответ
В телеклубе знатоки!
Сто тысяч лет ведет наука жаркий спор,
А точных нет на все ответов до сих пор,-
Не знаем мы, хотя узнать давно пора,
Кто мать Кузьмы и где кудыкина гора?
Какой кафтан латает Тришка целый год?
О чем баран у новых думает ворот?
И почему гогочут гуси ''га-га-га''
И для чего собаке пятая нога?
Все хочу,Все хочу,Все хочу
На свете знать
Обсуждать, разбирать,
Помнить, думать, понимать!
Спору нет, спору нет,
Что вопросы не легки,
Но на все дадут ответ
В телеклубе знатоки!
Все хочу,Все хочу,Все хочу
На свете знать
Обсуждать, разбирать,
Помнить, думать, понимать!
Спору нет, спору нет,
Что вопросы не легки,
Но на все дадут ответ
В телеклубе знатоки!

[audio]http://prostopleer.com/tracks/2079232HTxg[/audio]

+2

28

План Хунты сработал наполовину: девушка поняла, что он хотел изобразить (возможно, потому, что сама подумывала в том же направлении). Однако существенным препятствием оказалось то, что нужной песни у нее не было – непритворное огорчение певуньи показывало это лучше всех прочих несказанных слов.
И – тысяча чертей в зипун Выбегаллы! – что за дикие вещи творились в отделе у Кристобаля Хозевича?! По мере ознакомления с их масштабами узкое и длинное вытянутое лицо бывшего Великого Инквизитора становилось всё более и более длинным – по мере отвисания нижней части лица, чаще всего подпадающей под внимание челюстно-лицевой хирургии. «Два года?! Куда смотрит Максим Харлантьевич? Замотался совсем по этим... командировкам...»
И не видать бы доброму, но безответственному человеку Максиму Харлантьевичу очередной командировки, пока тот не добьётся одобрения рапорта о переводе и зачислении в штат перспективного сотрудника, как своих ушей – да только Хладомиров (сам, не дожидаясь прилюдного торжественного обещания от начальства взять это дело под свой личный контроль) нашёл с помощью другого, непострадавшего компьютера более-менее подходящую песню, и тогда Хунта кивнул ему в знак, что понял – а затем, жирно обведя перечеркнутый текстовый блок, показал девушке в сторону сэра Компьютерные Колонки (по аналогии с сэром Магнитофоном из известного советского фильма*), прогоняя от себя мысль о том, сработает ли магия, если язык этой песни не входил в число известных для юной магички (что-то наподобие запёртой шкатулки, ключ которой оказался внутри неё – ещё одна из ряда любимых неразрешимых задач Кристобаля Хозевича).
Скоро они это узнают.
На худой конец, всегда можно будет прокрутить эту песню еще один раз.
Кристобаль Хунта поймал себя на том, что слегка притопывает ногою в такт песне.
___________________________________________________________
* «31 июня»

+1

29

"Так, отлично. По-крайней мере они меня понимают" - Ри немного приободрилась, увидев, что её никто не спешит ругать за забывчивость, наоборот, и старый маг, и молодой - "Подмастерье, наверное. Раз так суетится - точно подмастерье. Надо будет с ним поближе познакомиться" - резко чем-то озаботились. Вполне естественно заинтересовавшись происходящим, девушка подошла поближе и посмотрела осторожненько, чем занят подмастерье за одним из тех аппаратов, которые она ещё не успела поломать, в отличие от их безвременно почившего собрата. Однако за исключением большого-большого количества букв незнакомого ей алфавита и нескольких картинок, ничего там не увидела, и отступила, с уважением покивав. "Сильное колдунство, наверное, шаманят. А молоденький, похоже, уже не подмастерье, а целый ученик. Интересно, а я смогу так?" - представив себя в широкополой остроконечной чёрной шляпе, в балахоне, помешивающей черенком метёлки варево зелёного цвета в закопчённом котле, блондинка не удержалась и захихикала, уж больно не подходила её внешность для профессии злобной ведьмы.
Тем временем молодой закончил шаманить, показал пальцем на результаты своего колдунства и, судя по всему, получил одобрение своего хозяина. По-крайней мере, старый маг, посмотрев на очередные буквы и пару картинок (да-да, Ариетта не удержалась и снова подсмотрела, чем они там занимаются), кивнул и начал что-то объяснять ей. С горем пополам усвоив, что именно от неё хотят, только после того, как заиграла песня, девушка внимательно прислушалась к ней, пытаясь примерно представить, что и как ей надо произносить, чтобы добиться нужного эффекта. Выходило, мягко говоря, не очень, поэтому ей ничего не оставалось, кроме как подождать, пока песню не прокрутят ещё раз, и только потом попытаться спеть только что услышанное. Слухом она обладала, хорошо поставленным голосом - тоже, а вот знанием чужого языка была обделена, и даже примерно не представляла, что и как произносить. Так что фальшь в песне не просто чувствовалась - проживала на вполне законных основаниях, что не могло не заставлять неплохого, между прочим, барда, морщиться. Однако она всё-таки закончила песню, кое-как доковеркав последние слова и, выдохнув, выжидающе уставилась на обоих магов.
-Надеюсь, это сработало! - посмотрела она на них несколько недовольно через пару минут - Потому что я не хочу до конца своей жизни заниматься калякомалякальством!

+1


Вы здесь » Сказки нашего времени » Отдел Линейного Счастья » "Все мы наивные материалисты"