Сказки нашего времени

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сказки нашего времени » Отдел Линейного Счастья » "Сюрприз на Пасху"


"Сюрприз на Пасху"

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Название эпизода: "Сюрприз на Пасху"
2. Действующие лица: НПЦ (Артур Михайлович Кочерга), Хунта, Дракош, Ойра-Ойра, Ариетта, Алдан-М16.
3. Краткое описание сюжета: У вас есть родственники за границей? У кого- да, у кого-нет, а вот Артур Михайлович Кочерга попал в ряды первой группы. Он уже бы и забыл, но семья не забыла и полученное приглашение для празднования Пасхи в английском Уффингтоне от двоюродной тетушки оказалось слишком навязчивым. Пришлось ехать. Не будем утруждать дорогого читателями ужасами семейным обедом, ужином и последующим завтраком. Перейдем сразу к возвращению А.М. Кочерги в ставший родным Соловец и стены привычного общежития, где наш герой решил показать привезенный сувенир - крашенное яйцо особо крупных размеров - своим друзьям. Сувениром больше-сувениром меньше, кто их считает?... А вот надо бы, ведь яйцо-то не простое, яйцо, оказуется, драконье. Перед Кочергой встал выбор: отдать Альфреду в Виварий на выращивание, или "высиживать" дракончика самому, не без помощи друзей, разумеется. Но и это еще не все, разве что-то, а уж тем более, наличие драконьего яйца в отделе, может ускользнуть от цепкого взгляда Кристобаля Хозевича Хунты? И, может быть, новоприбывшая знакома в методом воспитания дракончиков?
4. Время и дата: 15 апреля, 13 часов по МСК.
5. Очередь постов: А.М. Кочерга (НПЦ),  Ойра-Ойра, Дракош, Мелди, Хунта. Потом добавится Алдан.

0

2

"Слава всем богам Асгарда, этот ужас наконец закончился", - думал некто Кочерга Артур Михайлович, топая по ступенькам общежития для сотрудников НИИЧАВО в комнату отдыха, где его уже должны были ждать, предупрежденные звонком о кое-чем интересном, друзья. Сим интересным, являлось крашенное яйцо. Скажете, на Пасху это обычное дело? А вот и нет, если имеющееся яйцо составляет почти метр в диаметре. Страусиное? Может быть, но в Туманном Альбионе такими шуточками не увлекаются, чай не Африка, хотя, мало ли кто знает, что взбрело в голову маразматичной семейке дальних родственников, может и вызывали лишь чтобы подшутить.
Открыв дверь в комнату обычным способом клерка с папками, т.е. толчком пятой точкой, вполз, аккуратно обнимая ценный или бесценный груз, и водрузил экспонат на стол, победно обозрев друзей-приятелей.
- В общем, вот что родня учудила, - кивнул Артур Михайлович на мечту любителя яичницы.

0

3

Перспектива  нормально пообедать  в институтской столовой накрылась медным тазом. Нет, можно, конечно, было пренебречь приглашением Кочерги полюбоваться на подарок его  заморских родственничков... Но этого Роман сам себе потом не простил бы. Как известно, двигателем прогресса обычно признают множество факторов - от идеи и войны до лени и инакомыслия. Ойра- Ойра, со своей колокольни, считал, что почетное право считаться таковым, принадлежит  исключительно любопытству. Оно и только оно двигало вперед науку - как в НИИЧАВО, так и во всех исследовательских институтах мира. Не воспользоваться приглашением Кочерги и не придти на смотрины подарка означало бы потом всю оставшуюся жизнь выслушивать упреки от собственного неудовлетворенного любопытства. Наверняка Артур Михайлович не стал бы созывать приятелей полюбоваться на щедрый дар английской родни, будь их презент  каким-то заурядным, не представлявшим интереса для науки. Именно  поэтому Роман вместо поглощения столовского комплексного обеда (первое, второе, третье плюс булочка с повидлом) топал в общежитие, грызя на ходу сотворенное яблоко. Фрукт должен был заморить голодного червячка, настойчиво напоминавшего о себе картинками из "Книги о вкусной и здоровой пище", то и дело всплывавшими в воображении.
В комнате отдыха уже собрался весь приглашенный бомонд. Не было только приглашавшей стороны. Едва Ойра- Ойра успел поздороваться с присутствовавшими, как дверь распахнулась.  Кочерга торжественно предъявил гостям... большое крашеное яйцо. Энтузиазм Романа несколько подувял. Яйцо было явно вареным... хотя с этих странных английских аристократов сталось бы подарить бедному российскому родственнику сырое пасхальное яичко. Для бесчеловечных опытов в области практической кулинарной магии.
- Страусиное?- деловито поинтересовался Роман, подходя к "дареному коню" поближе и намереваясь щелкнуть по скорлупе.
- Вареное, надеюсь? Будем дегустировать?

Отредактировано Роман Ойра-Ойра (2012-06-13 13:37:30)

+2

4

Короче. Сегодня настроение было у меня хреновенькое. Смертельная скука убивала мой бедный призрачный мозг. Людишки вокруг бесили. Всё виделось в каком-то сером цвете - скучном, нудном, идиотском.
Надвигалась депрессия.
Уже испытавшей на себе не одну сотню депрессий, мне бы следовало заняться подготовкой к её наступлению - найти уголок подальше и потемнее и забиться туда. Хотя бы лет на десять. Но Артур Михайлович позвал меня полюбоваться на нечто интересное. Так что поиск места для депрессии я отложила на чуть более поздний срок.
Решительно пролетая сквозь все предметы (не живые и живые в том числе - последние при этом передёргивались будто от внезапно пронзившего их холода), я направилась к комнате отдыха. Прибыла последней, и игнорируя всех присутствующих, воспарила к потолку, где и зависла усевшись на старую, советскую ещё, "рожковую" люстру.
Болтая прозрачными ногами, стала дожидаться виновника всего происходящего.
Наконец дверь распахнулась, и ко взгляду всех присутствующих предстал г-н Кочерга.
В руках он нёс действительно нечто интересное!
Огро-о-омное яйцо.
Роман Ойра-Ойра предположил, что страусиное! К тому же ещё спросил о его дегустации.
Я, возмущённо взревев, будто гудок паровоза, резко спикировала вниз к Артуру Михайловичу с криком:
- Ой, какое яичко! Его ни за что нельзя есть - оно слишком красивое!
Да так и застыла перед бедным г-ном Кочергой.

+2

5

"Да что же здесь происходит?" - девушка с недовольством осматривала встревоженно гудящую толпу, буквально налетевшую именно в ту гостиную, где Ри устроилась с книгой и пирожными с чаем. Ещё буквально минут пять назад бард спокойно листала учебник по истории для младших классов, собираясь хоть немного разобраться в том мире, куда её столь внезапно занесло (и нельзя сказать, что ей так уж здесь не нравилось), а заодно и выпечкой из столовой наслаждалась, вкус которой для неё так и оставался божественным, а потом... Да что тут говорить, если она была вынуждена сползти с дивана и устроиться в самом дальнем от всей этой толпы кресле, чтобы кто-то из толпы не снёс её поднос. А рядом с креслом не было столь удобного журнального столика, на который можно поставить этот самый поднос и который пришлось ставить на колени, а это оказалось жутко неудобно и к тому же ещё грозилось перевернуться каждый раз, когда она совершала резкие движения. Но к этому она ещё могла бы как-то приспособиться, если бы не... Да-да, именно тот самый гомон, непрерывный галдёж, который сопровождает любое сборище людей что в том, что в этом мире. И крайне редко случается так, что находится причина, по которой вся толпа молчит. Явно не этот случай. "Господи... Моя голова" - попытавшись зажать свои уши, чтобы не слышать всего этого гомона, который словно нарочно вонзался в её голову, девушка с трудом удержала чашку на подносе от того, чтобы перевернуться, и это её окончательно добило. Аккуратно положив книжку на свободное место на подносе, она легко подняла его и направилась к выходу, собираясь покинуть это ставшее столь негостеприимным место, как кто-то в толпе резко завладел вниманием всех вокруг, заставив гомон поутихнуть. Не избежала этой участи и Ариетта, чьё любопытство порой превышало всякие границы, однако стоило только ей попытаться протолкаться поближе, чтобы своими глазами увидеть, что там происходит, как с чьей-то подачи вся толпа вновь загомонила чуть ли не с удвоенной силой, а сверху ещё с диким воплем упала некая полупрозрачная дамочка.
-Хватит! Надоело! - блондинка, дико разозлившись от такого обращения со стороны абсолютно посторонних людей, которые совершенно не хотели её замечать, отошла в сторонку перебирая в голове известные ей по тому миру песни и те, которые она успела узнать тут, после чего, выбрав, мстительно сверкнула глазами и, поставив поднос на стол, запела, абсолютно не скрывая того, что она творит, и того, что творит это именно она. И напрочь реагируя любую реакцию со стороны толпы.
"Посмотрим, что теперь вы сделаете!" - усмехнулась девушка, когда песня закончилась, и выжидательно уставилась на людей, скрестив руки на груди с недовольным личиком.

Текст песни|

Мы красноречья ценность признаем
Подвержены его очарованию
Наступит день и цену мы поймем
Молчанию, молчанию, молчанию

Где много слов там дела ни на грош
Где много слов - рассеяно внимание
Где много слов там легче спрятать ложь
К нам истина приходит лишь в молчании

Давно уже все сказаны слова
Пусть серебром звенят на расстоянии
Но поговорка старая права
Что золото -в молчании, молчании

В безмолвии услышим мы миры
В безмолвии прийдет к нам понимание
Когда, вместо словесной мишуры -
Молчание, молчание, молчание

               Молчание....

Отредактировано Ариетта Мелди (2012-06-04 18:45:30)

+1

6

Наверняка вы выключали звук телевизора, ели нужно поговорить по телефону. При этом довольно забавно наблюдать мельтешение на экране, в отсутствии вербального общения. Еще веселее, если персонажи принудительного немого кино вдруг осознают, через пару минут, например, что они говорят, но звуков голоса нет...

0

7

Кристобаль Хунта чувствовал – в общежитии в обеденный перерыв что-то намечается. Об этом свидетельствовали таинственные, с придыханием, перешептывания сотрудников Отдела Смысла Жизни, вследствие чего программистка Юлечка, обычно обращавшаяся на ты со всеми этими экселями и мегапикселями, допускала элементарные ошибки в своих таблицах... и даже то, что весь Отдел – до начала обеденного перерыва дотерпели лишь считанные единицы – смотался на вышеназванный перерыв на четверть часа раньше срока.
После прозвучавшего в традициях классики советского шпионского кино «а вас, товарищ, я попрошу остаться», которое не повезло услышать последнему из разбегающихся, Кристобаль Хунта узнал больше – в частности, место и время совершающегося действия – и, исправив остро очиненным карандашом сомнительно смотрящиеся числа и орфографические опечатки (Юлечка будет зла, как чёрт, но Хунта собирался оставаться непреклонным – ничего не поделаешь, придётся переделать), накинул плащ и также отправился в общежитие.
Интуиция подсказывала ему не торопиться, но Кристобаль Хунта оставался верен себе, и, будто бежевый вихрь, ворвался в комнату отдыха аккурат вместе с последними отзвуками девичьего голоска, прорывающегося стилем a capella* сквозь гул голосов, словно благородные доны-конкистадоры через амазонскую сельву. Кристобаль Хозевич вскинул брови в недоумении: если целью сегодняшнего собрания был концерт, как не мешало солистке выступать в таком шуме?
– Ч... – Хунта хотел спросить: «Что происходит?», но, едва успев открыть рот, почувствовал, что оглох, выронил трость, и когда последняя стукнулась об пол, понял – это предположение было ошибочным.
«Не оглох. Онемел.»
У него не получалось произнести ни слова. В поисках ответа, какого либо объяснения происходящего Кристобаль Хунта переводил взгляд с одного лица на другое. Судя по вытянувшимся, недоумевающим лицам почти всех присутствующих, те испытывали те же самые ощущения.
Оставалось лишь одно лицо: сердитое, недовольное – как будто его обладательницу только что бесцеремонно разбудили спросонья, но в то же время – торжествующее, светящееся каким-то мрачным, злорадствующим торжеством. «Счас я покажу вам, где зимуют демоны Максвелла» – перевёл это выражение Кристобаль Хозевич.
В этот момент он понял, что если в помещении и существует одно живое, разумное существо, не поддающееся внезапно напавшему на всех онемению, то это может быть только она.
И сейчас всем придётся её выслушать.
Не перебивая.

________________________________________________
* a capella – без музыкального сопровождения

+1

8

-Страусиное? Вареное, надеюсь? Будем дегустировать?
А.М. Кочерга ловко убрал из-под пальцев Романа "подарочек", снова водружая оный на стол.
- Не думаю, - Кочерга почесал мышино-серую шевелюру, - страусиное меньше, я посчитал.
Что что, а в числах Артуру Михайловичу равных на этом этаже точно не было, магистр с экономическим образованием - это особый случай.
- Ой, какое яичко! Его ни за что нельзя есть - оно слишком красивое!
Бедный Кочерга чуть не приземлился мимо кресла от неожиданного крика полуматериального дубля Юльки из отдела Смысла жизни. Они всегда у нее получались слегка истеричными. Это, видимо, из-за того, что Юлька уже второй год замуж собирается, да все никак не соберется, вот вам и эмоциональная нестабильность. Получите-распишитесь.
Но это не все неприятности. Одаренный вдруг оглох и онемел одновременно (!).
"Точно сглазили", - прикинул магистр, тут же бережно придержав яйцо, мало ли недоброжелатели решили под шумок, вернее, тишину спереть представляющий интерес для отечественной науки экземпляр яйца, очень уж напоминающий ископаемое динозавровое..динозаврье... В общем, явно неординарное пасхальное яйцо.
Появление Кристобаля Хозевича было неожиданным как снег в июле, но в то же время очень своевременным. Возможно он сумеет разобраться в напавшей всеобщей хворобе.

0

9

Добычу увели прямо из-под носа. Точнее, из-под рук. Роман не успел не только щелкнуть пальцем по скорлупе,  но даже просто прикоснуться к ней. Предусмотрительный Кочерга, поднаторевший в борьбе с "хищными хоботами" своих сотрудников,  быстро убрал "фамильную реликвию" от греха подальше. Грех в лице недовольного Ойры- Ойры  открыл рот, чтобы возмутиться невозможностью удовлетворить любопытство... да так и застыл, глядя на вопящую молодую особу весьма странного вида. Она спикировала  откуда-то с  потолка, явно намереваясь закрыть яйцо грудью (полупрозрачной,  сравнительно маленького  размера).
Черт бы подрал этих проныр гринписовцев! Везде пролезут, а где сами не смогут - дублей пришлют.
Яйцо снова заняло место на столе, и Ойра-Ойра, присмотревшись к нему, мысленно согласился с законным владельцем заморской невидали. Оно действительно было больше страусиного.
Бойтесь данайцев, дары приносящих - почему-то всплыла в памяти знакомая с детства фраза. И в этот  же момент в комнате появилось новое действующее лицо, настроенное, похоже,  весьма агрессивно.
- Неужели... - только и успел пролепетать Роман, не сводя глаз с яйца.  Договорить не удалось, потому что это не менее странное существо вдруг запело, а он почему-то  внезапно лишился голоса. А заодно и слуха впридачу. Ничего не оставалось, как только любоваться  беззвучно открывающим рот  недоразумением да вошедшим в комнату  Хунтой. Но это было уже свыше сил Романа, и он предпочел закрыть глаза, чтобы не оставаться зрителем импровизированного немого кино. Едва ученый проделал это, как в мозгу нарисовалась отчетливая картинка: Дед, Баба и Курочка Ряба с неподдельным интересом наблюдали за тем, как из похожего яйца на свет божий неторопливо появлялось...
Роман выхватил из нагрудного кармана какую-то бумажку (накладную - разрешение на  вывоз и использование  дивана, инвентарный номер...) и карандаш. Пристроил ее на край стола и размашисто написал : "Василиск? Динозавр? Дракон?" Придвинул записку поближе к яйцу, пару раз потыкал в нее пальцем, призывая  коллег обратить  внимание на надпись.

Отредактировано Роман Ойра-Ойра (2012-06-23 01:08:45)

+2

10

Было холодно. Холодно, тревожно и громко! 
Крошечный дракончик проснулся и неуверенно ткнулся носом в воздушный мешок, глотая воздух. Яйцо, в котором он мирно спал уже много месяцев, медленно, но верно остывало, вызывая недовольство, а резкие звуки и возмутительная тряска пугали, прерывая сладкую дрёму.
Он шевельнулся и попытался найти источник тепла, но безрезультатно. Казалось, с каждым пробуждением его обитель перемещалась всё дальше к Северному полюсу, о существовании которого будущее разумное существо не подозревало, но уже почувствовало все прелести работы полярником. А так как он не был полярником, а был вполне себе настоящим огненным созданием, то заложенные с рождения инстинкты подсказали, что делать.
Дракончик издал громкий резкий звук, привлекая внимание к себе. Потом крикнул ещё раз, и ещё, пытаясь вернуть то, что согревало его. Этот звук, подпитанный магией, сметал все преграды и разносился далеко вокруг, призывая любого дракона, находящегося в радиусе нескольких километров от гнезда.
Вот только драконов в комнате, в которой оказалось украденное яйцо, не было!
Покричав ещё несколько раз, малыш с силой ударил по скорлупе, пытаясь разбить её, но он был ещё слишком слаб, чтобы справиться, поэтому, выдохнувшись, свернулся, лизнув остатки желтка, и задремал, мелко подрагивая от всё сильнее и сильнее наступающего холода.
Его короткая, крошечная жизнь, в которой ещё не было дневного света, сейчас полностью находилась в руках нескольких, судя по всему, малоразумных существ, продолжавших обсуждать возможности приготовления супер-яичницы из, возможно, самого последнего на свете говорящего дракона.

Отредактировано Дракош (2012-06-25 07:37:26)

+2

11

Стоило закончить ей петь, как весь шум словно ножом отрезало. люди ещё пытались что-то сказать, как-то общаться, несколько человек вообще ещё минут пять с помощью жестов выясняли что-то, раззевая рты словно рыбы, выброшенные на берег, но в конце-концов вслед за вошедшим Хунтой, который тоже попал под действие её песни (и от осознания этого факта блондинка, честно сказать, немного струхнула, но постаралась не подавать виду) взгляды большинства постепенно сконцентрировались на ней, чего в итоге девушка не выдержала.
-Ну и чего вы смотрите на меня как Брындыгыг на Брумугуна? - всплеснула руками она, после чего, чертыхнувшись, вспомнила, что хоть язык-то она знает, а вот с идиомами куда сложней, и начала копаться в книжке - то есть этот... Как же его... Моисей, вроде... Ага, вот, да, Моисей как на... эм... маца? Хм... Ну так вот - обратилась она обратно к народу - Чего вы смотрите на меня как Моисей на мацу после пустыни? - не заметив на лицах отклика, она вздохнула и обратилась к тому, у кого было больше всего авторитета - Кристобаль Хозевич, сижу я, читаю книжку, по истории, между прочим, ваше же поручение выполняю, с миром знакомлюсь! Сижу, читаю, одна на всю гостиную, не мешаю, плюшками и чайком балуюсь, и тут! - указательный палец обвиняюще упёрся в обладателя яйца - заваливается толпа всех этих неизвестных личностей с драконьим яйцом в обнимку, начинают шуметь, галдеть, всячески мне мешать! Я, конечно, пересела в кресло подальше от них, я человек неконфликтный, но как в таком шуме прикажете читать? Это же невыносимо! - Ариетта вновь скрестила руки на груди - И ладно бы ещё обсуждали, как дракончику инкубатор потеплее соорудить, чтобы он там в яйце от холода не помер, из чего и где его сделать - это я ещё понимаю, важно, да - Ри сделала небольшую паузу - Они яичницу хотели сделать из него! Необразованные, бессовестные, некомпетентные глупцы! Даже у нас драконы - редкость, охотники магам за кругленькую сумму хоть что-то драконье сдают, а тут целое яйцо! - девушка фыркнула и направилась к двери, прихватив по пути книжку - Да что вам объяснять, делайте что хотите, а я собираюсь найти угол подальше и продолжить читать. Вот так вот!

Отредактировано Ариетта Мелди (2012-06-25 16:51:53)

+1

12

Кристобаль Хунта глянул в бумажку и беззвучно хмыкнул. Всё-таки Ойра-Ойра не зря считался самым рассудительнейшим из магистров не старше двухсот пятидесяти лет. Не растерялся и в этот раз. Поколебавшись, Кристобаль Хозевич собирался было вычеркнуть василиска (выбор между двумя остальными вариантами, а также не обозначенным Романом подвидом китайского, пригодного для натаскивания на мавров, дракона совершить было можно только после тщательнейшего обдумывания, а ещё лучше – после какого бы то ни было осмотра «неведомой зверюшки», что должна была вылупиться из этого, говоря по-современному, «киндер-сюрприза» для научных сотрудников младшего возраста)...
...как тут же сама виновница повисшего в воздухе неловкого молчания поспешила доложиться, и сам Хунта мог только удивляться такому напору и натиску – практикантка Мелди выглядела в данной ситуации наиболее пострадавшей стороной, а виноват был Хунта, что не смог обеспечить своей подопечной подходящей атмосферы для занятий.
Кристобаль Хозевич безрезультатно попытался что-то сказать, затем ещё раз попытался и, наконец, оставил эти попытки. Бывший Великий Инквизитор мог выразить свои чувства только возмущенным взглядом – что он и сделал, одновременно кропая авторучкой в блокноте на пример Ойра-Ойры:
«Не волнуйтесь, это скоро пройдёт. Лучше давайте думать о том, что мы будем делать с драконом?» – положил он листок с этими словами (начертанными готической кириллицей) перед Романом. Всё-таки наука была у Кристобаля Хозевича на первом месте, выше, чем разборки с чересчур старательными практикантами.

0


Вы здесь » Сказки нашего времени » Отдел Линейного Счастья » "Сюрприз на Пасху"